В поисках души "бродячей Руси"
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

В поисках души "бродячей Руси"

6 августа 2013 / просмотров – 2217
Истфакт
Есть в нашем городе особое место, именуемое литературным некрополем. Здесь на небольшом участке, оставшемся от разоренного погоста, похоронены три воронежских деятеля культуры. Личности двух всем хорошо известны. Это прославленные поэты Кольцов и Никитин. А вот имя писательницы Милицыной, чей прах покоится тут же, почти забыто. О ней и пойдет наш рассказ.

Первые учителя

Елизавета Митрофановна Милицына (в девичестве – Разуваева) появилась на свет в 1869 году, в Острогожске. Ее отец одно время служил управляющим имения, затем нанялся работать на железную дорогу. Мать происходила из семьи бывшего крепостного.

Родители будущей писательницы часто переезжали с места на место. Как она позже писала в своей автобиографии: «Странствуя с ними, я узнала бедность во всю ширь».* В таких условиях о систематическом образовании речи быть не могло. Грамоте девочку выучила мать, а другими «наставниками» стали книги. Юная Лиза читала все, что попадалось под руку. Тогда она даже не думала, что со временем сама возьмется за перо.

Поверить в собственные силы ей помог второй муж – Николай Милицын (с первым, за которого Елизавета вышла по настоянию семьи, брак продержался только три года). Николай Алексеевич был прекрасно образованным человеком и оказал большое влияние на мировоззрение супруги. Он ввел ее в среду демократической интеллигенции. По его же настоянию она занялась беллетристикой. Основной темой творчества писательницы стало то, о чем ей было известно не понаслышке, – трудная доля простых людей.

«Отблеск простой и странной правды»

По признанию Милицыной, она неуверенно работала над первым произведением «с таким усилием ворочая слова, будто это были камни». Однако очерк под названием «Деревенские картинки» был напечатан в «Русских ведомостях» и благожелательно встречен критикой. Как отмечают исследователи творчества Елизаветы Митрофановны, уже в этом опусе видны сильные стороны ее дарования: знание народной жизни, колоритный язык героев, стремление проникнуть в их внутренний мир. В дальнейшем писательница все больше внимания уделяет социальной психологии народа. При этом Милицына не боится поднимать острые вопросы. В рассказе «Голубинка» она  рисует жизнь нищего рабочего поселка. В повести «В ожидании приговора» рассказывает пронзительную историю приговоренных к казни после революционных событий 1905 года. Критики увидели в этом произведении «некоторый отблеск простой и странной художественной правды, которую во всей силе и глубине можно встретить у Толстого в «Воскресении». Высоко оценивал творчество Милицыной Анатолий Луначарский, который в 1900-е вел художественный раздел журнала «Образование». В одном из номеров он назвал ее рассказ «За светом» «интересной попыткой проникнуть в душу той бродячей Руси (…), которая ходит по лицу земли в поисках утешения…»

Любимица Горького

Стремление писательницы как можно более правдиво показать российскую действительность нашли живой отклик у Максима Горького. Он привлек ее к сотрудничеству с Книгоиздательским товариществом «Знание», помог подготовить собрание сочинений. Горький писал Милицыной: «Мне кажется, я имею право видеть в лице Вашем серьезного сотрудника и ценную силу». Он же называл ее «умным и стойким борцом за возрождение нашей страны»…

Первые два тома произведений Елизаветы Митрофановны увидели свет в 1910 году и были отмечены почетными отзывами Академии наук. Третий вышел в 1913-м, но читательская аудитория не смогла его оценить. Он подвергся цензурному аресту «за восстановление класса на класс в печати».

«Деревенская экспедиция»

Сюжеты для произведений Елизавета Митрофановна черпала из личного опыта.

В 1906 году она совершила с мужем своеобразную экспедицию по воронежской глубинке. Целью этого путешествия, по ее словам, было «изучение аграрной революции». Милицыны ходили по деревням, собирали материал, агитировали крестьян.

Во время Первой мировой писательница работала в одном из воронежских лазаретов. Судьбы раненых и общая трагедия страны нашли отражение в ее «Записках сестры милосердия». Цензура запретила произведение, но с рукописью ознакомились многие, в том числе великая актриса Мария Ермолова. Известен ее отзыв: «Это удивительно хорошо. Но читать вслух это нельзя, над этим можно только рыдать…»

«Мать-революционерка»

После революции Милицына активно сотрудничала с воронежскими газетами и продолжала литературную деятельность. В голодном 1919-м, когда ушел из жизни ее горячо любимый муж, она уехала в село Шукавка. Здесь Елизавета Митрофановна заведовала библиотекой, а затем организовала детдом. Чтобы прокормить 56 ребят, она вместе с ними обрабатывала шесть десятин земли, вела нехитрое хозяйство. Сохранились воспоминания бывшего воспитанника этой коммуны  Михаила Хатунцева. Вот несколько строк из них: «Елизавета Митрофановна (…) была мать-революционерка, не считалась с трудностями – лишь бы воспитать нас в духе преданности, честности и трудолюбивыми (…) Мы ее любили».

В 1920-м она вступила в местную партийную ячейку, но вскоре выяснилось, что та не имела ничего общего с революционными идеалами, в которые так верила писательница. Позже она рассказывала в автобиографии: «Там я увидела пьянство, взятки, истязания крестьян, убийства, шла против». Впоследствии руководитель этой ячейки был осужден на 10 лет.

Народная писательница

В 1923-м Милицына вернулась в Воронеж, но ненадолго. С ее скромным литературным заработком в городе просто не хватало средств к существованию. Елизавета Митрофановна вновь уехала в село, на этот раз в Ольховатку. Проработав в местной библиотеке два года, она возвратилась в областной центр; трудилась селькором в различных изданиях. В 1929-м 60-летняя писательница, как когда-то в годы своей молодости, предприняла поездку по деревням. Итогом экспедиции стал очерк, рисующий жизнь постреволюционной глубинки. Это была ее последняя крупная работа – в 1930-м Елизаветы Митрофановны не стало.

Милицыну похоронили на Новостроящемся кладбище. Уже послевоенное время на могиле установили надгробный памятник с упоминавшейся фразой Горького. Это хорошие слова – далеко не каждого человека Алексей Максимович называл «умным и стойким борцом». И все же о личности сочинительницы они мало что говорят. Гораздо более глубокую оценку дал ей известный воронежский краевед и писатель Олег Ласунский в своей книге «Литературная прогулка по Воронежу»: «Милицына была народной писательницей в наиболее благородном значении этих слов. Она сама вышла из низов, потом словно бы растворилась среди них, чтобы правдивее поведать об их же тяготах. Свои художественные искания она сосредоточила на создании полнокровных характеров из народа».

 

*Автобиографии Милицыной, написанные ей в разные годы, также как и другие источники, имеющие отношение к ее жизни, хранятся в Государственном архиве Воронежской области. К 140-летию Елизаветы Митрофановны материалы публиковались в 7-м выпуске «Воронежского вестника архивиста».

 

Литературный некрополь – это островок  уничтоженного Новостроящегося (Митрофановского) кладбища, возникшего в 1820-е годы. В 1930-е погост был закрыт по решению городских властей. Надгробия вывезли, на территории кладбища разбили парк, а к 1972 году здесь выросло здание цирка. От бывшего погоста осталось только несколько могил – Алексея Кольцова и его родственников, Ивана Никитина и Елизаветы Милицыной.

Писательница Милицына в 1913 году была избрана в действительные члены Общества любителей российской словесности при Московском университете. Это литературно-научное объединение существовало с 1811 по 1930 годы и пользовалось большим авторитетом в России. В свое время на его заседаниях читали свои первые стихи Федор Тютчев и Александр Полежаев. Силами общества был опубликован знаменитый «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели