Новый законопроект о коллекторской деятельности очистит финансовый рынок от поклонников практик «лихих девяностых»

24 февраля 2016 / просмотров – 585
Экономика

Рост проблемной задолженности перед банками ознаменовался реанимацией практик «коллекторского терроризма», хорошо знакомого россиянам по эпохе перестройки. В то время цивилизованный финансовый рынок лишь начинал формироваться, банки делали свои первые шаги в работе с кредитными продуктами. Как следствие – сбором долгов нередко занимались недавние криминальные элементы, и методы у них были соответствующие. По прошествии лет коллекторские агентства, конечно, научились обходиться без «пыток утюгом», но палку все-таки время от времени перегибают. Подтверждение тому – такие резонансные истории последних месяцев, как блокировка телефонных линий челябинской больницы с отделением скорой помощи и угрозы взорвать детский сад в Ростове-на-Дону.

«Точкой невозврата» стал инцидент в Ульяновске: в 2014 году местный пенсионер оформил займ в одной из городских микрофинансовых организаций. Влезть в долги мужчину вынудили обстоятельства: из-за проблем с позвоночником у него стали отниматься ноги, денег на лекарствам не хватало.
Сумма требовалась не такая уж крупная – всего четыре тысячи рублей. Но очень скоро «безобидный» займ трансформировался в шестикратно превосходящую его задолженность. Погасив ее, мужчина выяснил, что кредиторам необходимо отдать еще 40 тысяч рублей! Таких средств у него не нашлось.
После череды угроз и звонков, чтобы дополнительно «мотивировать» заемщика, сотрудник коллекторского агентства бросил в дом бутылку с «коктейлем Молотова». В результате – у мужчины травмированы руки, а его двухлетний внук госпитализирован с ожогами второй степени. После того, как этот случай был предан огласке, градус возмущения произволом достиг критической точки.
Как с гуся вода?
Справедливости ради стоит отметить, что далеко не все организации, специализирующиеся на возврате долгов, действуют «на грани фола»: как правило, адептами таких практик являются полулегальные микрофинансовые организации и так называемые «черные кредиторы». Чаще всего в их сети попадают наиболее уязвимые перед мошенниками граждане: пенсионеры, многодетные родители...
В то время как для финансово грамотного человека возможность оформить займ без «бумажной волокиты», поручителей и лишних вопросов – как минимум, повод насторожиться, для них это предложение выглядит как реальный выход из сложной жизненной ситуации. Отсутствие четких требований к участникам рынка – на сегодняшний день деятельность коллекторов лишь частично регламентируется ФЗ «О потребительском кредитовании», ГК РФ и УК РФ – превращает сферу взыскания долгов в «проходной двор».
В пользу необходимости принятия специального документа на уровне федерального центра говорит и судебная практика: даже коллекторские агентства, оказывавшиеся в центре резонансных случаев произвола по отношении к должникам, не привлекались к ответственности за деятельность своих сотрудников. За примерами далеко ходить не надо: недавно воронежский суд Центрального района в связи с примирением сторон прекратил уголовное дело против коллектора из «Агентства по сбору долгов». Напомним, эта организация прославилась тем, что высылала к горе-заемщикам «бритых ребят на дорогих машинах».
Лишить мошенников «пространства для маневров» могло бы появление специального закона. К примеру, в Штатах, откуда, кстати, и была позаимствована идея коллекторства, такой документ был принят еще 1978 году: он накладывает запрет на угрозы в адрес должника, распространение конфиденциальной информации, звонки в ночное время и другие серые схемы.
В погоне за политическими дивидендами
По всей видимости, у «борьбы с коллекторами» есть все шансы стать одним из лейтмотивов нового политического сезона. На рассмотрение в Госдуму уже направлено четыре законопроекта, касающихся данного вида деятельности. Как водится, в стремлении извлечь максимум политических дивидендов одни «народные избранники» настаивают на полном запрете практики взыскания долгов, другие – предлагают решить проблемы через ограничение рекламы микрофинансовых организаций, дескать, она провоцирует разгул «коллекторской преступности». Сторонники крайних мер, по всей видимости, забывают и о первостепенной основе рынка кредитования – праве на законный возврат займа – и о сложной ситуации, в которой оказался банковский сектор.
С 2009 по 2016 год просроченная задолженность выросла в 3,6 раза и достигла 864,13 миллиарда рублей. При этом в 70–80 % случаев задолженность физлица перед банком составляет менее 3000 рублей – отсюда щепетильное отношение банков к любому займу, вне зависимости от его размера. В случае, если работа, связанная с возвратом долгов, будет все-таки делегирована банкам, в связи с усилением рисков снижения устойчивости организаций и отсутствием ресурсов, пойдут вверх и ставки по кредитам.
Соломоново решение
Пока что законопроект, наиболее приближенный к реальности, предложили спикеры обеих палат парламента Сергей Нарышкин и Валентина Матвиенко. В документе, внесенном на рассмотрение Государственной Думы на прошлой неделе, прописан не запрет, а детальное регулирование деятельности коллекторских агентств.
Авторами сформулирован ряд требований к юрлицам: они, кстати, могут заниматься взысканием долгов, только, если это основной для них вид деятельности. Законопроектом, помимо прочего, устанавливается минимальный объем уставного капитала таких организаций на уровне 10 миллионов рублей. Кроме того, коллекторское агентство получает право на осуществление деятельности только после включения в специальный реестр – орган, ответственный за его администрирование будет определен правительством позднее.
Работать в коллекторском агентстве смогут далеко не все: к взысканию долгов не будут допускаться сотрудники, имеющие судимость за преступления в сфере экономики и общественной безопасности, или руководители с испорченной деловой репутацией. За нарушение регламента взаимодействия взыскателя будет ждать куда более внушительный штраф, чем раньше: 2 миллиона рублей вместо 200 тысяч.
Что касается порядка общения с клиентами, следует отметить, что законопроектом вводится запрет на взаимодействие с должником в праздничные дни, а также в вечернее и ночное время суток. Таким образом, контакт с горе-заемщиком может быть установлен с 8:00 до 22:00 в будние дни, и с 9:00 до 20:00 в выходные, при этом встречи и телефонные разговоры могут происходить не чаще 1 и 2 раз в неделю соответственно.
При взаимодействии с гражданами коллекторы не смогут использовать устройства, скрывающие номер звонящего и адрес электронной почты, а передача персональных данных о должнике взыскателю, приобретшему права требования, допускается только с личного согласия должника, зафиксированного в отдельном документе. В случае принятия данного законопроекта коллектор будет обязан вести перечень работников, имеющих доступ к информации о клиентах, а документы и аудиозаписи, подтверждающие взаимодействие с должником, должны будут храниться в течение трех лет.
Ключевой и наиболее дискуссионной новацией от законодателей стало предоставление заемщику права отказаться от взаимодействия с коллекторским агентством по истечении трех месяцев с момента возникновения просроченной задолженности. Предполагается, что этого времени достаточно, чтобы довести до должника всю необходимую информацию. Однако некоторые участники рынка высказывают опасения, что данная новелла – по сути, косвенный запрет на профессиональных взыскателей.
В любом случае, поиск наиболее эффективных механизмов регулирования коллекторской деятельности – один из думских приоритетов на ближайшее время. «ГЧ» будет следить за развитием событий: в процессе рассмотрения законопроект с высокой долей вероятности может быть скорректирован с учетом позиций всех заинтересованных сторон.

Светлана Рейф
239-09-68
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели