Летописец воронежского края
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Летописец воронежского края

1 августа 2011 / просмотров – 2666
Истфакт
Как-то в детстве будущий писатель, художник и поэт Владимир Кораблинов заблудился в соборе. Дело было в Воронеже, куда сельский мальчонка приехал с родителями на праздник. Тогда Володя в поисках родных выбрался на паперть и …перед ним открылся целый мир пестрой, суетливой, шумной улицы, где звуки церковного колокола сливались с криками извозчиков. Город зачаровал его. Все в нем казалось удивительным! Со временем этот детский восторг превратился в любовь всей жизни, а Кораблинов обрел славу летописца воронежского края…
Впрочем, летописец – не совсем точное слово. Он никогда не был просто бесстрастным хроникером. В его книгах кипит жизнь во всех деталях времени. На корабельных верфях петровской поры звучит колоритная речь мастеровых, в адмиралтействе «пахнет рогожами и дегтем», по Кольцовской начала XX века «чертом проносится паровоз-«кукушка»… И этот кораблиновский Воронеж зачаровывает читателя также как улица перед собором, когда-то потрясшая маленького Владимира (к слову, данный эпизод описан в автобиографической повести «Азорские острова»).
31 июля со дня рождения нашего выдающегося земляка, автора «Воронежских повестей», «Жизни Кольцова», «Падре Ефимиуса» и других замечательных исторических художественных произведений исполнилось 105 лет. Мы решили вспомнить вехи его жизненного пути.

Тайна учителей из Углянца
Владимир Александрович Кораблинов (1906 – 1989) родился в селе Углянец под Воронежем. Его отец был священником. Прихожане своего батюшку любили. Когда старая «поповская изба» совсем обветшала, всем миром выстроили ему новый кирпичный дом. В богоборческие времена предупредили о готовящемся аресте, и отец Александр успел покинуть село…
В семье Кораблиновых ценили печатное слово. Володя приохотился к чтению с юных лет. Но он черпал мудрость не только из книг. Сам писатель своими великими учителями называл простых крестьян, которые по его признанию открыли ему тайну «чистого родничка поэзии» исконной русской речи.
Всех «заговорщиков» приговорили к разным срокам лагерей. Кораблинов получил 3 года
С детства проснулся в поповском сынишке дар к живописи. В 13 лет он поступил в «Художественные мастерские» ученика Репина Бучкури. Позже Кораблинов стал профессиональным художником-оформителем. Его талантливые работы украсили издания сказок Анны Корольковой и «бабушки Куприянихи», книги многих воронежских писателей. Нередко он иллюстрировал и собственные произведения.

«Карикатурное дело»
А путь в литературу для Кораблинова начался с публикации отрывка его поэмы о декабристах, издание которого организовал сам Маяковский! В 1926 году «певец революции» посетил Воронеж, встретился с творческой молодежью и заинтересовался произведением начинающего поэта.
Удачно складывалась и основная, оформительская деятельность Владимира – его приняли на работу в издательство «Коммуна». Но в 1931 году как гром среди ясного неба – обвинение в антисоветской деятельности, внутренняя тюрьма ОГПУ на улице Дзержинского, осуждение по печально знаменитой 58-й статье. Под тот же каток попало несколько товарищей-художников Кораблинова. Причиной расправы послужил донос об их «крамольных встречах», на которых звучали критические замечания о коллективизации, а заведующий худотделом Анатолий Брюн еще и рисовал карикатуры на Сталина… «Карикатурное дело» обернулось реальной трагедией: всех «заговорщиков» приговорили к разным срокам лагерей. Кораблинов получил 3 года.

«Незаконнорожденный внук Толстого»
В 1933 году его досрочно освободили, но запретили жить в Воронеже. Кораблинов переехал в Казань, затем в Борисоглебск, где работал художником в авиационном училище. Потом была война и эвакуация на восток. Семью Владимира Александровича, где к тому времени подрастало трое детей, поселили в обветшалой церквушке. Маленькая печка не протапливала помещение, ребятишки плакали от холода…
Перебраться поближе к родному городу – на станцию «Графская» Кораблинову позволили только в 1946 году. Здесь он жил много лет, трудился в воронежском книгоиздательстве, редакциях газет «Коммуна» и «Молодой коммунар». На работу каждый день добирался поездом. Тогда на железной дороге было множество попрошаек. Среди них попадались весьма колоритные персонажи. Особенно Владимиру Александровичу нравился пожилой бродяга, исполнявший балладу, где упоминались Лев Толстой, его супруга и некая красавица-крестьянка. А заканчивалась песня словами: «Подайте незаконнорожденному сыну Льва Николаевича!»

Триумфальный Кольцов
Все эти годы он не переставал писать. Всеобщее признание Владимиру Александровичу принесло произведение «Жизнь Кольцова», выросшее из кораблиновского же киносценария о выдающемся поэте. Впервые опубликованный в 1956 году, в издательстве «Молодая гвардия» роман неоднократно переиздавался в Москве и в Воронеже. Особое воплощение он получил в постановке режиссера воронежского драмтеатра Фирса Шишигина. Премьера спектакля состоялась в 1958-м на сцене столичной Маяковки. Успех был невероятный. По итогам московских гастролей многие артисты были удостоены почетных званий, а год спустя Указом Верховного Совета РСФСР Воронежский театр драмы получил имя Кольцова.

«Вселенная в капле росы»
В последующие годы в Центрально-черноземном издательстве выходят одна за другой книги Кораблинова. «Воронежская поэма», «Житие просвященного Смарагда», «Чертовицкие рассказы», «Воронежские корабли», «Жизнь Никитина», «Дом веселого чародея», – да разве все перечислишь? И во всех произведениях главная тема – родной край, его прошлое и настоящее. Владимир Александрович не считал такую направленность слишком «узкой», ведь история Воронежа – неотъемлемая часть истории государства. Замечательно о кораблиновских произведениях сказал писатель Виктор Будаков: «…Это художественное размышление о судьбах и именах родной страны. От язычества до недавних времен, от крещения Руси христианским крестом до крещения России революцией и двумя мировыми войнами. Вселенная в капле степной росы…».

«ГЧ» благодарит за материалы, предоставленные для написания статьи, главного библиотекаря библиотеки № 8 имени В.А. Кораблинова Ларису Лынову.
Кораблинов всю жизнь носил очки, а на последнем десятилетии жизни совсем перестал видеть. Для писателя и художника это стало настоящей трагедией. Он пытался работать вслепую – через картонные прорези, которые накладывал на страницу. Не получалось. Ему предлагали диктофон, но Владимиру Александровичу необходимо было чувствовать в руке перо. Очень тосковал по русской классике. Говорил: «Бунинскую строку видеть надо…»
Увековечивание памяти. Имя Кораблинова в Воронеже носит улица в Коминтерновском районе и библиотека № 8, расположенная в Сомово. В 1995 году на доме, где он прожил много лет (Комиссаржевская, 16) была установлена мемориальная доска.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели