Никас Сафронов в Воронеже: «Нет культуры – нет государства»

11 августа 2017 / просмотров – 3268
Культура

Приехав в столицу Черноземья на открытие выставки «Избранное», именитый художник рассказал «ГЧ» о своем фирменном стиле Dream Vision, отношении к современному искусству и нелепым слухам, которые связаны с его именем.

Никас Сафронов находится в постоянном творческом поиске. Его деятельность началась в 1973 году, и вот уже более 40 лет он является постоянным участником крупнейших отечественных и зарубежных выставок.

Картины художника можно встретить в ведущих музеях России и Европы, а также в частных собраниях. Всего коллекционерами было приобретено более 800 его работ. Среди владельцев полотен – Алла Пугачева, Софи Лорен, Ален Делон, Жан-Поль Бельмондо, Пьер Карден, Дайана Росс, Монтсеррат Кабалье, Мадонна и другие известные люди.

Никас Сафронов создал портреты президентов России, США, Турции, Азербайджана и Туркмении, монархов Испании, Иордании и Брунея.

«В свое время я писал колхозников, рабочих, нищих, бродяг. Теперь мне интересны люди, которые состоялись, – поясняет он. – Я пишу личностей. Владимира Путина, Лео Бакерию, Владимира Машкова… Тех, кто сделал что-то полезное для страны или мира».

Древние греки говорили, что если человек заставил говорить о себе при жизни, он будет существовать, пока существует мир, – напоминает Никас Сафронов. – Я заявил о себе еще в 80-х годах и надеюсь ни мне, ни вам не будет за меня стыдно.

 Сторож – дворник – грузчик – художник

Нельзя сказать, что жизнь Сафронова была легкой. Он рос в небогатой семье. Отец – отставной военный. Мама – медсестра. Но упорство и целеустремленность помогли Никасу добиться успеха.

«Когда я учился на художника-живописца в Ростове-на-Дону, то не хотел жить на одну стипендию, поэтому пошел подрабатывать сторожем. А там был еще и двор и, чтобы не терять времени – все равно не спал – стал подметать его, – вспоминает мастер. – Получалась двойная подработка. Утром спал часа 1,5-2. Потом шел домой. По дороге наливал себе эмалированную кружку молока из большой бочки и ел со сдобным хлебом. Затем шел в училище. После чего отправлялся разгружать вагоны. Потом встречался с девушкой – и снова на работу. Так было на протяжении трех лет».

Ничего страшного, нормальный график, считает художник. Молодые люди – сильные и должны использовать любые возможности. Главное поставить цель и постепенно двигаться к ней. Кстати, свои первые деньги Никас заработал в 13 лет.

«Еще будучи школьником, два лета подряд я со своим товарищем работал на хлебозаводе и заводе по производству пива. Пальцы нарывали, потому что надо было в перчатках, а мы трудились без. Но зато я получил свои первые деньги и купил оранжевый вельветовый костюм, – продолжает Сафронов. – Мне хотелось, чтобы все оценили. И вся школа смотрела на меня: директор, ученики проводили меня глазами до класса, но никто ничего не сказал. Тогда я возненавидел оранжевый цвет. Покрасил костюм в черный, и он сел на два размера, пришлось выбросить. Два лета, можно сказать, спустил в унитаз. Но я работал всегда. Братья мои, когда учились в музыкальном училище, тоже подрабатывали. В наше время в 60-70-80-е годы это было не стыдно. Тогда и сталевар был в почете, и разнорабочий».

Сафронов – не коллекционер, но у него есть произведения Брюллова, Поповского, Кандинского, Сурикова.

Миссия будет выполнена?

Жители столицы Черноземья могут оценить более 100 картин мастера. Все они застрахованы и доставлены в наш город на специальных бронированных автомобилях с охраной. Портреты, пейзажи, графика, сюжетные композиции в стиле символизма, эклектика, а также полотна Dream Vision – в музее имени Крамского представлены работы различных направлений.

«Воронежцы – люди искушенные, образованные и, понятно, что не все картины могут понравиться публике, – не скрывает своих опасений мастер. – Но если каждый зритель оценит хотя бы 2-3 работы, я буду счастлив, моя миссия будет выполнена. Я не пишу в стол, для себя. Романы, музыка, живопись создаются для людей. И каждый из вас сам решает осуждать то или иное произведением, или восхищаться им».

Мое главное художественное достижение – рождение сына Стефана, – шутит Никас.

 Дипломат для щеголя

С нашим городом художника связывает многолетняя дружба. В этот приезд, к примеру, он пообещал написать икону Святителя Митрофана и подарить столице Черноземья.

«Я очень люблю Воронеж, – говорит Никас. – Когда-то в молодости он дал мне выгодный аванс. Будучи студентом, я приехал сюда, чтобы купить модный пластмассовый дипломат. Примерно в 1982 году. Оказалось, в магазине их нет. Мы пошли к директору, и он выделил нам два дипломата. Я ходил, щеголял. Там были краски, холсты. Даже живопись, наброски мои, эскизы казались в нем необыкновенными. Я помню, как Воронеж проявил ко мне уважение, симпатию и открыл свое сердце. Это особенный город, знаковый, исторический».

Посетив мою выставку, одна женщина назвала своего ребенка Никой. Хотела Никасом, но родилась девочка. Людям нравится не только мое имя, но и мое творчество. В честь меня названы как минимум 50 детей, – не стал скромничать мастер. – Надеюсь, это принесет им счастье и благополучие.

 Время – показатель мастерства

Оценивая своих коллег-современников, художник подчеркивает, что есть хорошие работы, профессиональные, а есть от лукавого.

«Как правило, их создают те, кто считает, что не обязательно париться, достаточно набросать краску, прибить свои причинные места к Красной площади или зайти в храм, покричать, получить премию Кандинского и уехать сниматься в Голливуд, – поясняет он. – На мой взгляд, настоящему профессионалу нужны лишь масло, холст и мысль. А в какой технике он работает – в кубизме, сюрреализме, абстракции – не имеет значения. У нас есть опыт от Айвазовского до Серова, и мы можем судить плохо это или хорошо. Если ты усовершенствовал или открыл что-то, как Моне, это интересно. А если – потряс и шокировал, нагадив около дома и назвав это перфомансом или инсталляцией, – нет».

Если мы восхищаемся произведением – оно гениально. Если нам что-то очень нравится – это талантливо. А если нам даже объясняют, а мы все равно ничего не понимаем, – это бездарно, это жульничество, – приводит свою градацию мастер.

Внимание, искусство!

«Вы просто не представляете, что происходит в Европе! Разгул преступности! В Германии, во Франции… Нельзя спокойно пройти по улице, обязательно кто-то начнет приставать. У нас все по-другому. Если есть культура – есть государство, – уверен Никас Сафронов. – В России чувствуется внимание к сфере искусства. Сейчас, к счастью, оказывается поддержка деятелям культуры, выделяются гранты талантливым молодым музыкантам и художникам».

Сам Сафронов также помогает многим людям, в том числе инвалидам и детям-сиротам, активно занимаясь благотворительностью.

Авторский стиль

Никас разработал собственную технику письма, популярную в Японии и Европе, поэтому мы не могли не узнать, как зародилась идея ее создания.

«Dream Vision возник очень давно в результате многочисленных проб и ошибок. Еще будучи студентом я писал гипсовые формы и уже пытался как-то изменять лица, затуманивал, что-то добавлял, стирал... Готовился к новому виденью портретов и пейзажей,– вспоминает художник. – Как турист был в Помпеях, видел настенные росписи… Слышал плач мальчика, попавшего в коридор времени после извержения вулкана более 2-х тысяч лет назад. Меня потрясло все это. Когда я приехал в Москву, то попытался воспроизвести те настенные росписи по воспоминаниям. Для меня очень важна фиксация. Вся жизнь фиксируется в неком шкафчике в голове, а потом впечатления достаются с полочки, и я вспоминаю все, как будто это было только вчера. После я неоднократно ездил с сыном в Венецию, как правило, ранним утром. Было туманно и мне хотелось это отобразить. Самое простое было бы написать пейзаж и распылить на него белую краску. Но я, считая себя профессионалом, пошел более сложным путем. Начал делать лессировочные слои, что-то затирал, добавлял… Получался сплошной туман. Потом прописывал воду, небо, землю. Внимание концентрировалось на размытостях, которые были многослойными. Зрители тянулись к этим работам».

Если тебя признали на Родине, значит, тебя признают везде, – уверен Никас.

«И король бывает голым...»

«Я никогда никому не завидовал, – откровенничает мастер. – У меня нет на это ни времени, ни желания. Я работаю. Не все мои картины, наверное, удачны. Как и у любого художника. У Леонардо далеко не все полотна закончены, но мы судим по Джоконде и говорим, что он великий. У Айвазовского есть огромное количество ужасающих работ и 20-30 гениальных. Можно сказать, что он гений. Судить обо всем творчестве по одной картине, неправильно. Меня пытаются ущемить: то достанут какие-то ранние работы, то голого найдут в 1975 году, когда я еще мальчиком был… И король бывает голым! Особенно в детстве. Но говорить, такой он или сякой? Как сказал Оскар Уайльд, ни один человек не богат настолько, чтобы искупить свое прошлое. Мы все совершенствуемся, узнаем, открывает для себя что-то новое… Это процесс. Вокруг меня огромное количество сплетен. Я бы мог подать в суд, но я понимаю, что буду выглядеть сутяжником, и меня это засосет так, что я забуду о том, что у меня есть свой собственной светлый путь. Я стараюсь быть выше этого и идти дальше. Отвечаю на все каверзные вопросы, потому что у меня нет никаких тайн ни от вас, ни от мира».

По мнению Никаса Сафронова, каждый может использовать ранее наработанный материал и называть это плагиатом не совсем верно. «Неизвестно кто у кого берет. Я никогда не зацикливаюсь на этом, не борюсь, когда вижу у других что-то придуманное мною, – комментирует художник. – Наоборот, тоже иногда цитирую старых мастеров – Пикассо, Дали. Это совершенно нормально».

«Зависть от ущербности. Я никого никогда не осуждаю. Как бы и где бы человек ни работал – это очень тяжелый хлеб», – резюмирует мастер.

Картины Никаса Сафронова можно посмотреть в музее имени Крамского до 17 сентября. Стоимость входного билета: для взрослых – 350 рублей, для льготных категорий граждан (пенсионеров, школьников и студентов) – 250. Дошкольники – бесплатно.

Справка «ГЧ»

На всякий случай. «Я страхую и глаза, и руки, – не скрывает Никас Сафронов. – Сейчас у меня небольшие проблемы с пальцами и английская компания должна выплатить мне 9 миллионов рублей. Естественно, страховка была большой – 1 миллион 350 тысяч. Наши фирмы не страхуют глаза и руки, поэтому я пользуюсь услугами западных апробированных организаций. Они не станут заключать договор, если у тебя нет недвижимости, но у меня в Эстонии есть остров, который мне когда-то подарили».

Ольга Ласкина
Лариса Карпызина
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели