Родные лучше проявляются, когда наследство оформляется
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Родные лучше проявляются, когда наследство оформляется

21 июня 2018 / просмотров – 325
Реальная история

 Из здания суда они вышли притихшие, не глядя друг на друга, будто и не знакомы вовсе. А потом разошлись в разные стороны, не попрощавшись. Собственно, они никогда не были близкими людьми. Даже несмотря на то, что их родители прожили вместе почти 20 лет и были бы, несомненно, абсолютно счастливы, если бы не одно обстоятельство – их дети от прежних браков никогда не дружили. А сегодняшнее судебное заседание не только поставило точку в их затянувшемся на годы споре, но и окончательно развело по разные стороны жизни. Так бывает: вроде бы все по закону, как положено, только остается гадкий осадок где-то в глубине души. И не избавиться от него, не заглушить логичными аргументами и любые оправдания кажутся смешными и мелочными.

 

Породниться не удалось
Когда мама второй раз вышла замуж, сестры Петровы* были уже достаточно взрослыми. Старшая Марина работала после учебы в техникуме, а младшие – Наталья с Татьяной оканчивали десятилетку. Отца к тому времени уже лет пять, как не было в живых. Мама с отчимом Павлом купили дом в поселке, где они и зажили впятером. Павел тоже был вдовцом, но его четверо детей остались жить с бабушкой. Девчонки тогда особо не интересовались, как там поживают их сводные братья-сестры и почему они не вместе с ними. Тем более, тонкости в отношениях взрослых их совершенно не волновали. Павел был добрым, никогда не лез в их дела и явно любил маму. Именно по этим трем причинам, как ни парадоксально, девчата его вообще не замечали.
Пару раз дети отчима приходили в гости, но держались замкнуто, даже угрюмо, а с сестрами Петровыми вообще не разговаривали. Старшая, Марина, тогда уже понимала, что это сказываются ревность, обида, да влияние сплетен дворовых кумушек. Но была уверена, что все пройдет, как болезнь – неприятная, но вполне излечимая с возрастом. Как бы там ни было, но родители жили дружно, понимали и берегли друг друга, чем подавали хороший пример детям. Вот только богатств особых не накопили. Нечего им было детям после себя оставить. Только дом, в котором жили.
Уже через много лет Марина горько плакала, закрывшись в своей спальне от всего мира. А двойняшки Наталья с Татьяной, в спешном порядке явившиеся по ее зову, перечитывали повестку в суд и держали совет, как быть дальше, чтобы все вопросы утрясти и их старшую сестру без своего угла на старости лет не оставить. Дело в том, что суд обратились дети покойного Павла с иском об обязании Петровой М.В. и ее сестер выкупить принадлежащие им доли в общей площади жилого дома по стоимости 72 000 рублей за 1/10 долю, а всего 288 000 рублей за все принадлежащие им 4/10 доли дома. Но у сестер нет таких денег, да и весь дом целиком того не стоит. Старый он, обветшал давно.
Вопрос с разделом имущества возник не в первый раз. Мария давно одна живет в нем. Младшие сестры уехали еще до смерти родителей, сначала учиться, а потом свои семьи в городе завели. В деревню к Марине только в гости приезжали. А дети Павла вообще никогда больше здесь не появлялись и никаких усилий по ремонту и прочей поддержке ветшающего строения не делали. Однако помнили, что им по закону наследования принадлежит часть дома.
Откровенно говоря, сестер это обстоятельство нисколько не тяготило. Раз у Павла есть наследники, значит, они должны получить свою долю. Никто не спорит. Однако никакие переговоры к логичному исходу не приводили. Сводным родственникам дом был не нужен, они только хотели получить денежную компенсацию за свою часть. Но при этом каждый раз назначали такую немыслимую цену, что Петровы начали всерьез подумывать, уж не издевается ли над ними несостоявшаяся родня.
«Наследники яростно делили в суде постигшее их горе…»
И вот, как итог их вялотекущего многолетнего конфликта – извещение из суда. Марина не могла соображать рационально, ей виделся один выход: она вынуждена продать дом, чтобы рассчитаться с долгами. Если по реальной цене, то ей больше ничего на жизнь не останется. Значит, остается одна дорога – на улицу, под забор. Наталья, не выдержав такого накала чувств, разрыдалась тоже. А Татьяна, не обращая никакого внимания на совершенно раскисших сестер, сказала, что знает, куда надо идти за помощью. В общественную приемную партии «Единая Россия» к депутату Госдумы от Воронежской области Сергею Чижову.
Юристы общественной приемной первым делом разобрались в тонкостях наследования данного дома. Сестрам Петровым на праве долевой собственности принадлежит по 1/5 доли жилья общей площадью 43,3 кв. м. Также собственниками являются еще 4 человека, по 1/10 доли каждый. Фактически в спорном доме проживает только одна из сестер, которая полностью несет бремя его содержания: оплачивает ЖКУ, ремонт и содержание дома и земельного участка. Остальные собственники никаких расходов не несут.
В соответствии с данными, содержащимися в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН), кадастровая стоимость этого дома составляет около 720 тысяч рублей. Однако с учетом его месторасположения, основных его характеристик, износа конструкций, а также исходя из общего состояния, можно сделать вывод, что кадастровая стоимость значительно завышена.
Торг не стоил приложенных усилий
Несколько лет назад было проведено обследование дома, согласно которому износ технических конструкций составляет более 65%, строение является ветхим, проведение работ по капитальному ремонту экономически и технически нецелесообразно. В результате Постановлением администрации поселка Марина Петрова была принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении.
Однако наследники по линии отчима всего этого не знали, а может, и не хотели знать. По крайней мере, в чужое положение входить они точно не хотели.
Юрисконсультами общественной приемной была оказана помощь Петровым в подготовке возражения в районный суд относительно исковых требований о взыскании с них компенсации за принадлежащие истцам доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение в размере 288 000 рублей. Кроме этого, на том основании, что определить реальную рыночную стоимость жилого дома самостоятельно не представляется возможным, также было составлено ходатайство в суд о назначении строительно-технической экспертизы жилого помещения для определения его реальной рыночной стоимости.
В результате в процессе судебного заседания стороны пришли к мировому соглашению о реальной выкупной стоимости принадлежащих им долей в праве собственности на дом. Судом было утверждено это соглашение, на основании чего дело прекращено. Требуемую сумму сестры соберут и отдадут в самое кратчайшее время. Марина будет продолжать жить в своем родном доме, пока администрация поселка не найдет возможность выделить ей новое жилье. Дети ее отчима получат соразмерную компенсацию за наследство, которым они никогда не пользовались и с которым их практически ничего не связывает. Закон, а равно справедливость восторжествовали. Только осадок неприятный все-таки остался.

*Фамилии героев по этическим причинам изменены.

 

Жанна Бакаева
239-09-68
36glch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели