Юрий Стоянов: «Отсутствие денег можно скрыть, наличие – сразу видно»

3 февраля 2017 / просмотров – 658
Культура

Эта фраза известного актера относится к кинопроизводству, хотя, по-видимому, она актуальна для всех сфер нашей жизни.

Долгое время казалось, что Юрий Стоянов и российские телесериалы – понятия несовместимые. Но, как выяснилось, это не так, просто актеру не предлагали интересные роли. И вот этот момент настал. Юрий Николаевич снялся в новом комедийном проекте ТНТ «Адаптация». В преддверии премьеры мы обсудили не только эту работу, но и «систему эмоционального холодильника», будущую книгу артиста и его отношение к службе в армии.

 «В молодости на мне поставили крест»

– Юрий Николаевич, насколько сложно вам было вжиться в роль сотрудника госбезопасности?

– Я не специалист в этой сфере. Биография так сложилась, что я никогда не играл сотрудников МЧС, ФСБ, МВД и Вооруженных сил. Хотя всегда мечтал сыграть в кино о войне. Не потому, что там экстремальные обстоятельства.
Просто хотелось попробовать что-то кардинально другое. Но, вероятно, наши режиссеры считали, что не существует таких солдат и таких офицеров. Как будто есть какой-то штамп. Как будто во время Великой Отечественной не воевали операторы, режиссеры и актеры. На мне вообще был поставлен крест. Под одной из моих фотографий в актерском отделе Ленфильма написали, когда я был совсем молодым, «артист с неопределенной внешностью». С одной стороны это лет на 15 отбросило меня от кино. С другой – приблизило понимание моих сильных сторон, которые раньше считали слабыми. Я мог играть кого угодно. Например, сотруднику госбезопасности не к чему примечательная внешность.

Артист театра, клубов и библиотек

В отличие от многих молодых актеров, вы служили в армии. Этот опыт пригодился в кино?

– Да. Знаете, в Израиле, если человек не служил в армии, он изгой. У него будут проблемы с продвижением по службе. Он потеряет уважение в обществе. С ним будут общаться на расстоянии, как с человеком с острым респираторным заболеванием, передающимся воздушно-капельным путем. У нас же брутальные отцы, которые говорят много правильных слов, стараются, чтобы их дети в армии не служили. Они считают, что это такая школа, которую лучше пройти заочно. Я пришел в армию в 1979 году и через полгода начался Афганистан. Это было опасно. Тяжелое время, гребли всех, даже артистов балета… Для меня это был очень важный человеческий, мужской и эмоциональный опыт.

– Обойтись без этого можно?

– Моя профессия в большой степени построена на воспоминаниях. У меня есть собственная методика – «система эмоционального холодильника». У каждого актера должен быть холодильник, где хранится его память. В морозильнике – то, что редко используется. В общем отделении – скоропортящееся. Все, что ты пережил нужно класть на полки, а потом извлекать в нужные моменты. Я не жалею, что в моем холодильнике есть отдел, который называется «Служу Советскому Союзу!» Кстати, у меня совершенно уникальный военный билет. Моя воинская
специальность – артист театра, клубов и библиотек.

Как из ничего сделать все

– Чем удивила вас «Адаптация»?

– Не экономили на всякой ерунде. Умно снимали, правильно.

– А на чем обычно экономят в кино?

– На всем. Прежде всего, на съемочной группе, количестве осветителей, ассистентов. На актерском быте. Сколько человек набьют в вагончик? В каких условиях будет существовать массовка? Представляйте, как страшно и обидно бывает за людей, которые на улице в 30-градусный мороз имеют право только на чашку чая и засохшее печенье. За тысячу рублей 12 часов мерзнут на улице! На очень многих вещах экономят. На деньгах, которые получает художник по костюмам, гримеры. И я говорю не о зарплате, а о кадре. Это сказывается на качестве. Потом вы все это видите – дешевые парики, молодые лица, которые пытаются скрыть приклеенными бородами, убожество… Деньги в кадре всегда видны. Отсутствие денег можно скрыть, наличие – сразу видно. Например, в «Городке» мы умели из ничего сделать все. Съемочная группа этой программы – вся, включая директора, продюсера, администратора, бухгалтера и водителя – 12 человек. Никто не знал, ассистентами кого были Миша и Рома, но они были одновременно вторым и третьим оператором, осветителями, реквизиторами, каскадерами и актерами, нашими с Ильей партнерами по кадру. Вот что значит профессионалы!

«Ай да Стоянов, ай да сукин сын!»

Какие сериалы вам нравятся?

– Из отечественных – «Тихий Дон», где огромное эпическое произведение, так камерно рассказали через историю любви., не выходя на поля сражения и не привлекая народные массы, как у Шолохова. Карта страны была сжата до размера одной избы. Мне понравился этот принцип и молодые замечательные актеры. Они работали с невероятной отдачей. Из американских сериалов мне импонирует «Моцарт в джунглях». Сейчас, просто с интересом, не более, смотрю «Назначенный преемник».

– Как продвигается ваша работа над книгой?

– Я ее читаю, смеюсь и плачу и практически готов сказать: «Ай да Стоянов, ай да сукин сын!» В апреле-мае она должна выйти. Название «Игра в городки». Это не просто автобиография, а скорее смешные и где-то немного грустные рассказы –такие как я.

Премьера сериала «Адаптация» состоится 6 февраля в 20:00 на ТНТ.

Ольга Ласкина
ТНТ
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели