Во время строительства флота в Воронеже Петр приказал ...запастись арбузами

19 октября 2016 / просмотров – 1451
Истфакт

Российский ВМФ отмечает 320-летний юбилей! О том, как в конце XVII века наш город на время стал ведущим центром отечественной «оборонки», – в материале ГЧ.

«Морским судам быть»
С рождением отечественного ВМФ связывают постановление Боярской Думы от 20 октября 1696 года, принятое по инициативе Петра I. Оно гласило: «Морским судам быть». Конечно, это не означает, что раньше не было кораблей, предназначенных для решения военных задач. Наши предки – восточные славяне совершали дерзкие плавания еще до образования Древнерусского государства. Но создание регулярного флота, то есть действующего на постоянной основе, связано с петровской эпохой. Он был необходим для осуществления насущных геополитических планов.
В XVII веке Балтийское и Черное моря были недоступными для России. Выход в Балтику страна утратила в 1617 году после войны со шведами. Северное Причерноморье находилось под контролем Османской империи и подвластных ей крымских татар. Устья рек Дон и Днепр «запирали» турецкие крепости. Единственными «морскими воротами» был северный порт Архангельск. Его можно использовать для внешней торговли с Западной Европой, но путь был очень длинным и являлся судоходным только три месяца в году.
Такая ситуация препятствовала расширению экономических связей, что негативно отражалось на развитии страны в целом. Преодоление «географической изоляции» стало для государства жизненно важной целью, которую невозможно было достичь без мощного флота.
«Сила», «Гром» и «Три рюмки»
Центром военного судостроения царь-реформатор решил сделать наш город. При этом он руководствовался целым рядом причин. По реке Воронеж можно было выйти к крепости Азов, которую Петр намеревался отвоевать у турков. Кроме того, в нашем крае произрастали мощные дубы и сосны, служившие материалом для кораблей, а неподалеку (на территории современной Липецкой области) залегала железная руда, из которой можно было отливать пушки. Свою роль сыграл и тот факт, что местное население обладало ценным опытом: здесь издавна строили струги – парусно-гребные суда.
Обязанности по возведению флота Петр возложил на основанные по его приказу кумпанства – объединения крупных землевладельцев. Они нанимали кадры и финансировали процесс. Позже царь отказался от данной затеи и вместо этого ввел спецналог «на починку кораблей и покупку всяких припасов».
Постройкой судов руководили опытные мастера, как российские, так и приглашенные из-за границы. Работа, не требующая особой квалификации, легла на плечи рядовых жителей, которых обязали выполнять трудовую повинность. В 1696 – 1711 годах на верфях в городе и его окрестностях было возведено более 200 кораблей. У многих из них были весьма воинственные имена, такие как «Гром», «Сила», «Геркулес». Также есть сведения о том, что в 1697 году был заложен 62-пушечный корабль «Воронеж». Известны и шуточные названия, например, «Три рюмки» с прилагающимся девизом «Держите во всех делах меру».
Царский десерт
Вместе с корабелами на верфях трудился сам Петр. 19 ноября 1698 года он лично заложил многопушечный корабль «Гото Предестинация», копия которого теперь пришвартована к набережной у Адмиралтейской площади.
Царь приезжал в наш город 13 раз и в общей сложности провел здесь свыше 400 дней. Поначалу его резиденцию разместили в избе чиновника из канцелярии воеводы. Дом с двумя горницами располагался недалеко от реки, на месте пересечения современных улиц Большой Стрелецкой и Софьи Перовской. К приезду монарха его обновили – стены обили полотном, а во дворе построили баню и «поварню». Позже был построен деревянный дворец близ комплекса сооружений адмиралтейства – структуры, ведавшей делами флота. Эти «хоромы» находились на острове на реке Воронеж.*
Остались некоторые сведения о царском рационе. Любопытная деталь сообщается в книге известного историка Владимира Загоровского (1925 – 1994).** Во время осады Азова Петру пришлись по душе арбузы и виноград, которые культивировались в той местности. Когда крепость сдалась, монарх приказал доставить ему сладкое угощение. Согласно особому распоряжению, в Воронеже следовало держать запас из 500 арбузов и 70 виноградных кистей, непременно позаботившись, чтобы во время холодов «им от морозов никакой порухи не учинилось».
«Чрезвычайно любознателен и трудолюбив»
В период, когда в Воронеж был центром кораблестроения, наш город, по сути, выполнял роль столицы. Здесь Петр давал инструкции своим сподвижникам, вел переписку по важным государственным вопросам, проводил переговоры с иностранными дипломатами. Как отмечается в книге Загоровского, в феврале 1698 года монарх принял датского посла Поля Гейнса и с гордостью продемонстрировал ему верфь. Картина масштабного строительства весьма впечатлила заморского гостя. По его словам, увиденное им «превосходило всякое воображение».
Любопытные отзывы остались и о самом Петре. Так, английский посланник в России Чарльз Уитворт в 1710 году охарактеризовал царя следующим образом: «Он чрезвычайно любознателен и трудолюбив и за 10 лет усовершенствовал свою страну больше, чем любой другой смог бы сделать в десятикратно больший срок (…) Он прошел все ступени должностей в армии – от барабанщика до генерал-лейтенанта, на флоте – от рядового матроса до контр-адмирала, а на своих верфях – от простого плотника до корабельного мастера».*** Британец также подчеркнул осведомленность монарха в вопросах навигации, судостроения и фортификации. Дипломат уделил внимание и личным качествам Петра. По его словам, тот имел «добрый нрав», хотя и бывал «очень горяч». Кроме того, Уитворт отметил скромность венценосного реформатора. «Он не держит ни двора, ни выезда, ни чего-либо иного отличающего его от обычного офицера, кроме тех случаев, когда появляется на публичных торжествах», – написал зарубежный политик.

*Современный остров, известный как Петровский, был намыт при создании водохранилища в 1972 году несколько юго-западнее прежнего.
** «Петр Великий на воронежской земле».
*** Книга «О России, какой она была в 1710 году».

«Смотритель леса»
При Петре I в воронежском крае были взяты на учет лесные массивы, где росли деревья, пригодные для кораблестроения. К заготовкам материалов предписывалось относиться бережно. Самовольные вырубки запрещались под страхом смертной казни. Следить за состоянием важного «стратегического ресурса» было поручено Антону Веневитинову (предку известного поэта).

«Европейский квартал»
По приглашению царя, в Воронеж прибыли иностранные мастера-корабелы. Они селились неподалеку от верфи. Так в нашем городе возникла Немецкая слобода. В 1711 году здесь бывал датчанин Витус Беринг, который впоследствии стал известным мореплавателем и руководил Камчатскими экспедициями.

На фото:
Петр I лично заложил корабль «Гото Предестинация», копия которого теперь пришвартована к набережной у Адмиралтейской площади.

Успенский храм – «очевидец» событий бурной петровской эпохи.

Чтение в тему:

Корабли, на которых российские моряки воевали за выход к Черному морю, строились под Воронежем

Среди причисленных к лику святых есть моряк, живший в Воронеже

Петровская «кузница морских кадров»

Из летописи «морских цервей»

Петр Первый, легендарный

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Александр Томилин
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели