Татьяна Васильева: «Езжу в метро потому, что боюсь опоздать»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Татьяна Васильева: «Езжу в метро потому, что боюсь опоздать»

19 февраля 2019 / просмотров – 1519
Культура

Известная актриса посетила наш город на прошлой неделе. Вместе с Игорем Скляром она порадовала театральную публику спектаклем «Суп из канарейки». А перед выходом на сцену рассказала «ГЧ» о том, почему не дружит с Инстаграмом, как поддерживает себя в форме (Васильевой 71!) и каким кинопроектам отдает предпочтение.

– Татьяна Григорьевна, спорт постоянная составляющая вашей жизни или занимаетесь от случая к случаю?

– Ежедневно на протяжении многих лет. Могу даже сама тренировку провести. Когда я в Москве, занимаюсь с тренером и в группе. Когда в поездке, что чаще всего и бывает, хожу в тренажерный зал самостоятельно. Сначала долго-долго бегу, а потом занимаюсь с тяжестями, с железом.

– Раньше вы поднимали 20 килограммов. Есть прогресс?

– Мне сказали, что если я подниму еще 20, то буду мастером спорта. Хочу успеть этого добиться. Сейчас 30 килограммов, осталось совсем чуть-чуть. Еще один рывок и все, я – мастер спорта!

– Почему вы работаете с железом? Вас не привлекают более щадящие виды физнагрузок?

– Если я очень устала, мне надо устать еще больше. Если я что-то не закончила в тренажерном зале, потом весь день думаю об этом. Мне проще сделать над собой усилие. И потом после таких тренировок я чувствую себя лучше, легче, многое могу на сцене. Актер должен заниматься спортом. Он не может быть толстым, рыхлым и тяжелым.

– Садальский с вами бы не согласился, а, возможно, и обиделся бы…

– Мне все равно. Он меня научил не обижаться, и пусть сам не обижается. Это очень непостоянный человек. Был период, когда мы созванивались по несколько раз в день Я понимала, что он беспокоится обо мне, и действительно меня ценит. А потом произошел перелом, и он стал эгоистичным. Собственно, он всегда таким и был. Человеком, который всю жизнь живет только для себя.

– А если ему станет плохо, кинетесь на помощь?

– Конечно! Я ко всем кинусь, и к нему тоже. Это уже неотъемлемо от моей жизни. Я столько раз кидалась, в том числе и к нему, когда он по больницам ездил, поднимал врачей, все было серьезно… Я все время сидела с телефоном, и он мне подробно рассказывал, что в данную минуту с ним происходит. И мне это было нужно, потому что он был для меня очень близким человеком. А сейчас как-то нет. Я не люблю, когда ко мне относятся как к товарищу.

– Он рассказывал, что очень любит вас. Не как друга.

– Я это понимаю иначе. Мы с ним во многих вещах расходимся. Мне не нравится, когда ко мне относятся как к своему парню. «Пойди – возьми». Нужно что-то? «Встань – сходи в магазин». Дошло даже до этого. Тут я почувствовала, что, наверное, что-то женское во мне еще осталось. И перестала бегать в магазин.

– Вы сами ведете Инстаграм?

– Мне помогает жена моего сына Маша. Я бы могла, но для меня большая проблема составлять подписи, я расписываться-то уже разучилась. Поэтому, когда наболит, меня кто-то снимет и куда-нибудь выложит.

День всех влюбленных, Хеллоуин… Эти праздники не имеют отношения к нашей стране. Тыквы, сердца, лайки… Невыносимая деградация!

– Знаменитости не пользуются общественным транспортом, а вы до сих пор можете проехаться в метро. Почему?

– Не то чтобы проехаться, я только в метро и езжу, потому что боюсь опоздать. Я себя вымуштровала. Приезжаю всегда за 1,5 часа до спектакля. Это возможно только на метро. На такси я езжу ночью, когда возвращаюсь с аэродрома. Хотя и с чемоданом могу на метро. Меня это не напрягает.

– А как же давка в час-пик, навязчивые поклонники?

– Там такая толкучка, что не до кого нет дела. Главное – войти и выйти, чтобы тебя внесли и вынесли. Я, собственно, привыкла, и меня не раздражают люди. Я такой же человек, как они. Я для них живу и работаю. Почему я должна вызывать себе на платформу лимузин? Для чего? Чтобы люди говорили: «Ну, правильно, вот они как живут! А то все жалуются». Потом я выйду на сцену, и разве они мне поверят?

– После того как вас «придавили», не стали ездить с опаской?

– Да, я получила по голове, но уже вечером опять ехала в метро. Меня научили правильно входить. Объяснили, что я была не права. Я согласилась. Необходимо входить не головой, а ногами. Не надо совать в вагон лицо. Я получила по голове, выдернула ее и осталась на платформе. Видимо, машинист был уставшим. Дежурные сказали, что у них такое бывает. Срывы… Двери закрывают и едут. Как говорится, человеческий фактор. Травма была не опасная, кости целы. Но эффект неожиданности – голова крутанулась... Шок… Потом даже смешно было.

– Вы снялись в третьем сезоне сериала «Ольга». Как вам роль блудной матери?

– Никак. Муки ада. Я не понимала, кого играю. По этой роли было много вопросов: «Зачем она приехала? Чтобы что?» Какой-то условный персонаж. Естественно, я этот сериал не видела. Могу смотреть только очень старые фильмы, которым лет по 40. «Здравствуйте, я ваша тетя» – хорошая картина, там Калягин здорово сыграл. И Джигарханян, и Козаков, да все, кого ни возьми, работали блистательно! «Увидеть Париж и умереть» – теперь бы я сыграла иначе. «Попса» – хотя бы на 50% это кино. А то, что сейчас…чур меня, чур.

– В четвертом сезоне играть не будете?

– Не знаю. Если только мне станет хоть как-то понятно, зачем она приехала. Мне путано объяснили. Я долго пыталась разобраться сама. Она приехала стоять на коленях? Получать благодарности за то, что вернулась? Ни то, ни се…

– Как вы выходите из подобных ситуаций?

– Спрашиваю. Мне пытаются ответить. Я не понимаю. Тогда начинаю следовать тексту. Действую интуитивно.

– На днях вышел фильм «Пилигрим» с вашим участием…

– Да вы что? А что это?

– Остросюжетный триллер с Игорем Петренко в главной роли.

– Что-то припоминаю… Боже упаси это смотреть! Тоже непонятно, кого я там играю. Некоего врача. Когда не знают, что сделать с ролью – учительницы, плохой подруги, какой-нибудь идиотки – бегут ко мне. Аналогично и здесь: я врач. Берут по принципу: а вдруг она что-нибудь повернет, чтобы ситуация с этой ролью была не совсем провальная. Главную героиню играла Елена Север… Кто это? Она не артистка, я ее не знаю. Женщина по непонятным обстоятельствам снимала фильм за свои деньги, ну или за того, кто дал. Она непривередливая, только финансы считала все время. Я понимала, ей надо быстро снимать, не задерживаясь в кадре надолго. И снято, кстати, совершенно жутко. Я не красавица, но можно было как-то по-другому… Камера все время была внизу. Я решила, да и ладно, тут уж точно все равно. Лицо висит, мешки под глазами, страшная жаба… На озвучании я произнесла несколько фраз, увидела все это и подумала: «Бежать, бежать... Бежать и забыть».

– А что со «Сватами»? Начались съемки шестого сезона, а потом проект заморозили…

– Они его досняли, но не в Украине, а в Беларуси. Я не участвовала, так как меня убрали. Со мной это часто бывает. Перешла кому-то дорогу.

– Создателям или актерам?

– Не создателям, они очень хорошо ко мне относились, талантливые люди, очень хорошо пишут и снимают. Редкий случай, когда и режиссер, и сценарист классные, с замечательным чувством юмора. Все, что я предлагала, они одобряли, и мне было приятно. Работалось хорошо, полная импровизация в рамках заданной темы. А потом то-то произошло... Ну и ладно.

Ольга Ласкина
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели