Сергей Некраш: «На войне быстро взрослеешь...»

14 сентября 2016 / просмотров – 933
Истфакт

Таких людей, как Почетный гражданин Воронежа Сергей Некраш называют живыми легендами. У него свои личные воспоминания, связанные с Ротондой, трагедией в Пионерском саду, битвой за Днепр и освобождением Варшавы. В победном 1945-м он только перешагнул 22-летний рубеж, но это был уже фронтовик, закаленный в суровых испытаниях. «На войне быстро взрослеешь», – говорит Сергей Валерьевич. О том, как мальчишки его поколения становились опытными солдатами – в материале «ГЧ».

«Гонки» на санках и самое вкусное мороженое
Наш собеседник родился в 1923 году, в поселке Вознесенская пристань, на берегу Онежского озера, где берет начало река Свирь. «Моя мама была простой крестьянкой, потом выучилась, работала бухгалтером. Отец служил в водной милиции», – рассказывает Сергей Валерьевич. В 1926-м Некраша-старшего стало подводить здоровье, и по совету врачей семья перебралась в более подходящий по климату Воронеж. Детство юного Сережи прошло на улице Большой Стрелецкой. Для неугомонной детворы это было райское местечко. Летом мальчишки бегали купаться на речку. Зимой устраивали катания на санках на близлежащих холмах. Еще одно яркое воспоминание о той поре – магазин местного богатея-нэпмана Андреева. Помимо всего прочего здесь продавалось мороженое, которое казалось ребятам самым изысканным лакомством.
Позже семья переехала в новостройку на улице 11 мая (ныне – Театральная), двор которой примыкал к Пионерскому саду. Здесь Сергей встретил страшное известие о гитлеровском вторжении…
В строю маршевого батальона
В октябре 1941-го в нашем городе был сформирован батальон из юношей, которых после соответствующего обучения предполагалось направить на фронт. Некраш, которому тогда еще не было 18-ти, совершил большой марш с этим подразделением.
Первым пунктом назначения стала Анна. Здесь парней должен был ожидать эшелон, но непредсказуемое военное время внесло свои коррективы. Состава не оказалось, и было приказано следовать дальше. Так батальон прошел пешком всю Воронежскую область и добрался до Саратовской. К тому времени уже наступили холода, а ребята были легко одеты. В итоге около 60 человек и в том числе Сергей получили сильные обморожения.
«Нас вернули в Воронеж, – рассказывает наш собеседник. – Разместили в больнице, от которой теперь осталась только Ротонда. Здесь же, на третьем этаже находились раненные бойцы. А на четвертом содержались пленные фрицы. Им тоже оказывали медпомощь… Мы ходили посмотреть на них. Тогда они еще не растеряли свой гонор и всячески хорохорились».
Кровавое 13 июня 1942-го
После больницы юношу отправили домой. В то время еще была надежда, что враг не дойдет до Воронежа и парню, хромающему после обморожения, дали отпуск. Но фашисты приближались. 13 июня 1942-го наш собеседник стал очевидцем варварской бомбардировки Пионерского сада. Сергей Валерьевич меняется в лице, когда рассказывает о том страшном дне. Некраш был среди тех, кто оказывал помощь раненным детям и собирал погибших. У него до сих пор перед глазами стоят стонущие от боли, покалеченные ребятишки, разорванные тела, обезумевшие от горя матери…
Народная противовоздушная оборона
Спустя несколько дней после трагедии, юноша прошел инструктаж в отделении ПВО и начал дежурить во время бомбежек. Фашисты тогда широко применяли зажигательные авиабомбы. Весили они немного, но их сбрасывали в массовом порядке с целью создания очагов возгорания. Горожане для борьбы с ЗАБ использовали нехитрые средства – бочки с водой и ящики с песком. Во время налетов Некраш и другие ребята поднимались на крышу, хватали «зажигалки» специальными клещами и гасили.
А враг все наступал. Юноша просился на фронт, однако в военкомате ему отказали, подчеркнув – фашисты будут непременно остановлены. Но потом была объявлена спешная эвакуация. Некраш с мамой и сестрой добрался до Токайского района. Здесь он встал на учет в местном военкомате, затем прошел обучение в Липецке и получил назначение в пулеметную роту.
Ответ фашистской пропаганде
Боевое крещение Некраш принял на родной земле – в составе 522-го полка 107-й стрелковой дивизии. Он участвовал в ожесточенных оборонительных боях за Воронеж в августе-октябре 1942 года. Особенно тяжко пришлось в районе рощи Фигурной на подступах к городу, где с июля продолжалось кровопролитное противостояние. Этот участок не раз переходил из рук в руки.
Между тем немцы вели не только боевые действия, но и предпринимали, как сейчас говорят, информационные атаки. Во время затишья они включали радиоустановку и начинали агитировать, расписывая разнообразные «преимущества» вермахта. Завершались такие речи призывом «Русь, переходи к нам!» Наши солдаты отвечали им крепким непечатным словом, а потом бои возобновлялись. В одном из них 2 октября нашего собеседника тяжело ранило. Он был тогда на волосок от смерти, но выжил и после излечения снова вернулся в строй. Впереди была битва за Днепр, сражение на Наревском плацдарме в Польше – на том самом, про который немцы говорили «это пистолет, направленный в сердце Германии», новые ранения…
Продолжение – в следующем номере «ГЧ».

«Под обстрелом минометов пишу эти строки»
В семье Сергея Некраша хранятся его письма военных лет. По этим коротким весточкам видно, как юноша мужал и превращался в воина. Вот выдержка из послания 1941 года, отправленного на марше по области. Эти строки принадлежат еще не обстрелянному пареньку, которого война оторвала от родных людей: «Теперь я узнал, что значит тоска. Скучаю по тебе, мамочка. Думаю обо всем, переживаю за тебя мамочка. Какие ребята остались в городе, мне бы узнать. Написал бы им письмо…» Позже тон становится решительней и тверже. Чувствуется, что автор уже побывал в опасных переделках.
8 сентября 1942 года
«Здравствуйте, дорогая мама и Вера («ГЧ»: сестра Сергея Некраша). Сейчас под обстрелом минометов пишу эти строки. Писать не на чем. Нет бумаги и стола, но тут приспосабливаешься. Мама, пока идет это письмо, случиться может многое. Но ты пиши. Ты знаешь, как подбадривают письма от родных…»
12 сентября 1942 год
«Здравствуйте, дорогая мама и Вера (…) У нас «тихо и спокойно», но что-то это спокойствие подозрительно. Каждую минуту ждем каверзы от фрицев. Но ночь полна страха для этих сволочей. Землю они беспрерывно освещают ракетами. Боятся. Каждые полчаса летают наши самолеты и бомбят…»
8 октября 1942 года
«(…) Пишу вам из полевого госпиталя. Меня ранило пулей в живот. Ранение тяжелое. Я трое суток находился в полубессознательном состоянии, но отошел. Привет всем, крепко целую».
3 января 1943 года
«Здравствуйте, дорогие мама и Вера. Хоть с опозданием, но поздравляю вас с наступившим Новым годом. Что он принесет – радость или печаль, Победу или смерть в борьбе против Гитлера. Но как говорится, что было – то видели, что будет – увидим. (…) Скоро на фронт бить этих сволочей, искалечивших всю мою жизнь, а также всех граждан Советского Союза».

На празднике в честь города
В конце августа 2016 года Сергей Некраш был удостоен высокого звания Почетный гражданин Воронежа. Диплом и медаль, соответствующие статусу, ему торжественно вручили 3 сентября на церемонии открытия Дня города.

Военная династия
Отец Сергея Некраша прошел четыре войны – Первую мировую, Гражданскую, финскую кампанию, Великую Отечественную. Был награжден орденом Красной звезды, медалью «За оборону Сталинграда». Сам Сергей Валерьевич воевал в Великую Отечественную, а после нее трудился в военных комиссариатах области, затем – в системе гражданской обороны. Сыновья Сергея Некраша – военнослужащие, подполковники. В силовых структурах служат и его внуки.

На фото:
Фронтовая почтовая карточка; Сергей Некраш с фотографией своих сыновей; его отец Валерий Сергеевич; письма с рисунками Сергея Валерьевича.

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Александр Томилин
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели