С «ГЧ» поделился воспоминаниями бывший юный узник «фабрики смерти»

23 июня 2016 / просмотров – 751
Городская жизнь

22 июня – роковая для нашей страны дата: 75 лет назад она положила начало Великой Отечественной войне, унесшей жизни и исковеркавшей судьбы миллионов советских граждан, в том числе детей, многие из которых познали ужас фашистских концентрационных лагерей. Они использовались в качестве «живого щита» для отступающих немцев, их посылали для «прочесывания» минных полей, на них ставили чудовищные медицинские эксперименты, их морили голодом… До освобождения, по имеющимся данным, дожил лишь каждый десятый. Один из них – наш земляк Александр Захаров.

Потерянное детство
Когда началась война, Александру Яковлевичу было всего три года. Вместе со своей семьей он жил в Брянской области, в деревне Краснополье. Мама работала в колхозе, папа, Яков Захаров, был секретарем сельсовета. Вскоре его призвали на фронт. Он почти сразу же попал в плен, но ему удалось сбежать. «Папу принесли ночью слабого, практически бездыханного, – рассказывая, Александр Яковлевич не может сдержать слез. – К тому времени наша деревня уже была оккупирована немцами. Фашисты бесчинствовали: забирали весь скот, все имущество».
Мать спрятала отца в подвале, но его кто-то выдал. Беглеца схватили полицаи, более 2 месяцев они пытались заставить его работать на Вермахт. Захаров-старший отказался. Вместе с женой и пятерыми детьми его отправили в один из самых лютых концлагерей – Рославльский № 130 (в Смоленской области). «Там людей живьем хоронили, – поясняет наш собеседник. – Мы пробыли в лагере где-то полгода. Потом нас перевели в другой».
Во время «перегона» по колонне прошел слух – впереди германский пост, будут забирать детей определенного года рождения. «Этого возраста как раз была старшая сестра Дуся. Мама, перепугалась, велела царапать ей ноги и натирать какой-то желтой травой, растущей вдоль дороги». План сработал – конечности распухли, и сестру «забраковали». Но… забрали среднюю, Нину, она была на два года младше». Девушка оказалась в Польше (откуда через пару месяцев сбежала), а остальные Захаровы – в Белоруссии, в лагере, расположенном в городе Борисове.*
«Жили в бараках. Спали на деревянных трехъярусных нарах – многие падали, разбивались,– делится воспоминаниями Александр Захаров. – Кормили нас очень плохо, баландой,** и той не хватало. От истощения, усталости и антисанитарии люди умирали почти каждый день. При этом родителей гоняли на работу – они рыли могилы. А мы, дети, практически все время находились в бараках – гулять по территории разрешалось, но у нас на это просто не было сил».
За время, проведенное за «колючкой» (в общей сложности где-то чуть больше года), Александр Яковлевич чем только не переболел: «Как выжил, сам удивляюсь… Даже тиф перенес! Единственным лекарством при этом была раздобытая где-то ложечка меда».
На вопрос о самом ярком воспоминании, рассказывает жуткую историю, как чуть не погиб старший брат: 6-летнего Володю эсесовец ради шутки заставил взяться за провода в электрощите, мальчик получил сильнейший удар током, но, к счастью, остался жив. Немного помолчав, Александр Захаров добавляет: «Да разве все расскажешь!»

Официально был дома
В 1944 году после освобождения Белоруссии Захаровы вернулись домой. «Мосты все были взорваны, ползли по досочкам. Было ужасно страшно». Отца снова отправили на фронт. Победы он не дождался – был убит.
После войны Саша еще долго не мог оправиться от болезней. В школу пошел только в 10 лет. «Когда нас принимали в октябрята, нужно было заполнить анкету, один из пунктов которой был «Ваше место нахождения во время войны». Учительница посоветовала написать, что был дома, – говорит Александр Яковлевич. – Дело в том, что в Советское время узники приравнивались чуть ли не к врагам народа, и свое нелегкое прошлое старались не афишировать». Так, Александр Захаров и при вступлении в ряды пионеров «был дома», и когда стал комсомольцем, и во время учебы в военно-морском училище... Заявить открыто, что был на «фабрике смерти» он смог лишь спустя 47 лет.
Многие молчали еще дольше. Так, когда после развала Союза подполковник в отставке Захаров переселился в столицу Черноземья, ему сказали, что у нас в городе бывших узников нет. Не поверив, он начал их разыскивать. Так, 7 лет назад появилась «Воронежская областная общественная организация бывших несовершеннолетних узников фашистских концентрационных лагерей».
Сегодня они защищают права всех узников и стараются сохранить светлую память о тех, кого уже нет с нами: «Мы добились установки стелы несовершеннолетним жертвам фашизма в Первомайском саду, официального признания 11 апреля днем освобождения узников концлагерей. Между прочим, это дата международного масштаба,*** а в Воронеже долгое время о ней не знали, – отмечает Александр Яковлевич. – А ведь мы просто обязаны помнить о миллионах безвинных детей, погибших в фашистских концлагерях, о тех, кто лишился здоровья, родителей, крова. Помнить, чтобы подобное никогда не повторялось вновь!»

* Дусю, когда она выздоровела, все же угнали в Германию, а позже девушку вместе с другими пленными освободили американцы).
** Так во время Великой Отечественной называли жидкую и невкусную похлебку.
*** 11 апреля 1945 года узники «Бухенвальда» организовали вооруженное восстание. Они захватили в плен около 80 эсэсовцев и солдат охраны. А 13 апреля в уже освобожденный лагерь вошли американские войска.

Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели