Прототип генерала из булгаковского «Бега» связан с Воронежем

12 августа 2016 / просмотров – 964
Истфакт

Речь о видном белогвардейском военачальнике, командире казачьего «спецназа» Сергее Улагае. У этого человека весьма интересная биография…

Удостоенный Георгиевского оружия
Сергей Георгиевич Улагай (1875 – 1947) родился* в семье черкесского офицера, который присягнул на верность российской короне и заслужил в боях немало наград. Вслед за отцом юный Сергей решил связать свою жизнь с армией. В 1895 году он окончил Воронежский кадетский корпус, который считался одним из лучших начальных военных образовательных учреждений в империи. Затем молодой человек продолжил подготовку в привилегированном Николаевском кавалерийском училище – в том самом, где в 1830-е учился Лермонтов. В начале XX века Улагай – уже командир одного из подразделений Кубанского казачьего войска. Вскоре он доказал свою доблесть на полях многочисленных сражений.
Сергей Георгиевич воевал на фронтах Русско-японской войны и Первой мировой, был награжден Георгиевским оружием «За храбрость», которым отмечались только выдающиеся боевые заслуги. А тем временем разразилась буря в тылу: события 1917 привели к глубокому расколу общества и вооруженному противостоянию между новой властью и сторонниками прежнего строя. Улагай, как и многие царские офицеры, революционных перемен не принял.
Улагаевский десант
Сергей Георгиевич, который в период Гражданской войны, был уже генералом, активно участвовал в боевых действиях. В мемуарах известных лидеров белогвардейцев он предстает как способный командир, сумевший сберечь честь мундира посреди жестокой смуты.
Деникин называл Улагая «доблестным воином» и «безупречным человеком». Врангель характеризовал его как «отличного кавалерийского начальника, смелого и решительного». При этом барон не закрывал глаза на недостатки соратника. В частности, он отмечал его «свойство переходить от большого подъема духа к унынию» и критиковал за нехватку организационных навыков. Тем не менее, именно этому вожаку Врангель доверил руководство дерзкой акцией, которая должна была обеспечить перелом на юге России.** Данная операция вошла в историю, как Улагаевский десант.
В августе 1920 года Группа особого назначения, сформированная на основе врангелевских частей, была переброшена из Крыма на Кубань. «Казачьему спецназу», которым командовал Сергей Георгиевич, была поставлена задача поднять местных жителей на восстание. Но, несмотря на ряд военных успехов, закрепиться на территории ему не удалось. В то же время Улагай не допустил разгрома главных сил и смог осуществить организованное отступление на полуостров.
Как боевого генерала наделили чужой биографией
После поражения Белого движения Сергей Георгиевич эмигрировал из страны. Сначала он обосновался на Балканах, затем перебрался во Францию. Здесь бывший военачальник создал конный казачий цирк и зарабатывал на жизнь, гастролируя по городам. Генерал болезненно переживал разрыв с Россией и крах своих идеалов, но, когда в Европе поднял голову фашизм, не встал на путь реваншизма.
К сожалению, его нередко путают с другим белогвардейцем Кучуком Улагаем (1893 – 1953). В результате в описаниях биографии Сергея Георгиевича появились факты, которые с ним никак не связаны, а именно – участие в военном перевороте в Албании в 1928 году и сотрудничество с вермахтом и СС в эпоху Второй мировой. Вот, что пишет об этой путанице дипломат, писатель, лауреат Государственной премии СССР Владимир Зимянин в своем очерке «Балканский сюжет. Косово»: «Легковерные исследователи приписали все деяния Кучука его однофамильцу, оставившему несравнимо более заметный след в истории. Никогда не служил Сергей Георгиевич Улагай в албанской армии, не был замечен в симпатиях к фашистам, ни к итальянским, ни к германским. На парижском кладбище Сент-Женевьев де-Буа, где похоронен С.Г. Улагай, на его могильном камне выбита надпись: «Вечная слава Русскому Воину…»
На грани эпоса и фарса
Считается, что Сергей Георгиевич стал одним из прототипов казачьего генерала Чарноты в пьесе Булгакова «Бег», отразившей драму Белого движения. В этом произведении образ бежавшего на чужбину военачальника обрел трагикомические черты. Он прячет свою боль под маской клоуна и прожигает жизнь, участвуя в азартных играх. Но Чарнота еще помнит настоящие сражения и сторонится политических интриг. И самое главное – он не заражен «вирусом ненависти» как другой булгаковский персонаж – беспощадный вешатель Хлудов.
Это тонкое сочетание эпического начала с фарсом в образе Чарноты блестяще передал в экранизации «Бега» 1970 года актер Михаил Ульянов. В его исполнении опальный генерал, не сумевший убежать от себя, вызывает симпатию и сочувствие у зрителей.
Как Сталин остановил «Бег»
Не менее интересна судьба пьесы «Бег». Известно, что Михаил Булгаков считал это произведение одним из самых любимых своих творений, однако ему было не суждено увидеть его сценического воплощения на подмостках.
Писатель завершил пьесу в 1928-м и в том же году МХАТ приступил к репетициям. Однако вскоре работа была «заморожена», а в прессе появились разгромные статьи с заголовками «Бег назад должен быть приостановлен» и «Ударим по булгаковщине». За спектакль вступился Максим Горький, предрекавший ему грандиозный успех. Но в 1929-м против премьеры высказался сам Сталин.
Вождь назвал «Бег» попыткой оправдать «некоторые слои антисоветской эмигрантщины». При этом он не возражал против постановки, если автор дополнит пьесу парой актов. В частности, рекомендовалось показать, что «сторонники эксплуатации оказались вышибленными из России», поскольку «сидели на шее у народа».
Мучительный для Булгакова процесс внесения правок растянулся на годы, а потом от цензоров просто перестали приходить письма. В итоге «Бег» впервые был поставлен только в 1957 году. Тогда в живых уже не было ни автора, ни вождя.

*Сведения о месте рождения Сергея Улагая разнятся. По одним данным, он появился на свет на Кубани, по другим – в Харьковской губернии.
**Один из белогвардейских деятелей Яков Слащев считал, что определенную роль в этом сыграла и репутация Улагая. В своих мемуарах он назвал его «популярным кубанским генералом, кажется, единственным из известностей, не запятнавших себя грабежом». Любопытно, что похожие отзывы оставили и представители Красной армии. Анализ различных источников осуществил в своем очерке «Черкес-рыцарь на службе России. Жизнь и судьба генерал-лейтенанта С.Г. Улагая» военный историк Егор Брацун.

Из воспоминаний жены писателя
Вторая супруга Михаила Булгакова Любовь Белозерская писала в своих мемуарах: «Бег» – моя любимая пьеса. Я считаю ее (…) самой значительной и интересной из всех драматургических произведений Булгакова». По ее словам, он очень болезненно переживал, когда работу над постановкой спектакля в театре было решено остановить. «Ужасен был удар, когда пьесу запретили. Как будто в доме объявился покойник», – вспоминала Белозерская.

По следам публикаций «ГЧ»
В этом году исполнилось 150 лет со дня рождения уроженца Воронежа хирурга и эндокринолога Сергея Воронова (1866 – 1951), известного своими экспериментами в области омоложения. По одной из версий, он стал прототипом профессора Преображенского в произведении Михаила Булгакова «Собачье сердце». Подробнее об этой неординарной личности – в материале «ГЧ» «Наследник Франкенштейна» в № 25 от 20 июня 2008 года.

На фото: в экранизации пьесы «Бег» 1970 года роль опального генерала Чарноты блестяще исполнил Михаил Ульянов (кадр из фильма).

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели