По следам воронежского Карлсона
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

По следам воронежского Карлсона

16 марта 2012 / просмотров – 3673
Истфакт
В прошлом году мы познакомились с краеведом-любителем Ольгой Рудевой, которая проводит замечательные экскурсии, позволяющие заново открыть забытые уголки «старого города». Итогом наших совместных походов стали статьи о бывшем Странноприимном доме и воронежских «сталинках». А недавно мы совершили еще одну увлекательную прогулку – по следам садовника Карлсона, который когда-то жил в Воронеже.
Сейчас эта фамилия навевает ассоциации с обаятельным персонажем из знаменитой сказки шведской писательницы Астрид Линдгрен. Но было время, когда она звучала на самых престижных международных выставках и ассоциировалась в первую очередь с чудесами, которые творил воронежский садовод. А началось все в середине XIX века, когда 21-летний уроженец Риги Иоганн Густавович Карлсон решил перебраться в наши края…

Здесь будет город-сад!
Почему молодой садовник выбрал именно Воронеж, сказать точно теперь уже трудно. Возможно, он прослышал о богатых местных черноземах, словно созданных для того, чтобы на них цвели пышные сады. Как бы то ни было, а с 1851 года судьба Иоганна, или, как его величали на российской земле, – Ивана Густавовича, была связана с нашим городом. Поселился новоявленный воронежец в доме поблизости с театром. Вскоре в газетах появилось объявление о наборе мальчиков для бесплатного обучения тонкостям садоводства и огородничества. Кроме того, все желающие получили возможность ознакомиться с прекрасными карлсоновскими каталогами растений. Через некоторое время Иван Густавович уже едва успевал принимать заказы на разбивку цветников и садов. Во многом благодаря ему Воронеж заслужил славу «зеленого города».
Словом, дела энергичного садовника шли весьма успешно. В 1861-м он даже открыл собственный питомник вблизи Троицкой слободы и Архиерейской рощи, неподалеку от современной железнодорожной станции «Березовая роща». Что он здесь только не пытался выращивать – и плодовые деревья, и хвойные экзоты, и разнообразные кустарники! Но между тем у города росли и другие потребности – производственные. А для дальнейшего развития экономики ему была нужна железная дорога. Технический прогресс шел вперед, и Карлсону пришлось столкнуться с его издержками.

Красота и экономика
Питомник оказался на пути железнодорожной ветки, которую строил крупный подрядчик Поляков. Земельный спор дошел до суда, но даже такой авторитетный садовод, как Иван Густавович, не смог тягаться с могущественным предпринимателем. В итоге дорога прошла через угодья Карлсона. Однако тот руки не опустил и любимое дело не оставил. Образцы его садоводоводческого творчества то и дело завоевывали высшие награды на всевозможных выставках. А в конце 1870-х он выкупил место рядом с Петровским сквером и устроил здесь главный «офис» своей конторы. В ее перестроенном здании ныне располагается детская поликлиника № 2. Правда, теперь в современной «коробке» сложно угадать дом с такой давней историей.
За поликлиникой стоит двухэтажный особнячок. Выглядит он обветшавшим, но его облик сохранил дореволюционный колорит. На нем сейчас табличка «Городской кабинет охраны зрения детей», а при Карлсоне это был амбар для хранения семян. В свое время за данным хранилищем находились теплицы и открытые грядки, где садовник экспериментировал вплоть до самого ухода из жизни в 1901 году.

Там, где цветут лесные фиалки
В советские годы на территории карлсоновской усадьбы разбивали клумбы-летники. Ольга Рудева помнит, как еще школьницей ходила сюда на субботники. Затем на этом участке была создана мемориальная Площадь Победы. Но цветы здесь не переводятся по-прежнему. В теплое время года цветет большая клумба на пути к стеле. Несут букеты к памятнику павшим воинам воронежцы. А еще на бугре рядом с входом на площадь по весне расцветают лесные фиалки. «Наверное, они не просто так появились в центре города, – говорит Ольга, – может это наследство от Карлсона?» Однако это не единственные следы карлсоновских питомников.
Как-то наша собеседница прочитала в краеведческой литературе о том, что на территории частных усадеб в районе СХИ сохранились остатки дендрария садовника – сосна черная и липа войлочная. Тогда она и ее подруга – такая же энтузиастка краеведения Ольга Дедова – решили убедиться в этом воочию.

В поисках диковинной сосны
«В тот раз мы «отутюжили» весь район, – рассказывает Ольга Рудева, – блуждали часа два и все беспокоились: а вдруг от карлсоновской сосны уже остался обычный пень?» Но к счастью опасения не подтвердились. И сосна, и липа нашлись в целости и сохранности.
Ольга проводила нас к ценным деревьям. Сосна черная растет на улице Дуговой. Ее колючая крона напоминает шатер. Особенно она хороша, когда подходишь вплотную к стволу и задираешь вверх голову – сквозь мохнатые ветки просвечивает синее небо... Липа стоит на той же улице, чуть дальше сосны. Конечно, во всей красе она будет, когда на ней появятся листья, но и сейчас ее причудливо изогнутые ветви выглядят очень живописно. Рядом с обоими деревьями установлены таблички, сообщающие о том, что это памятники природы областного значения, находящиеся под охраной государства. Есть в том же районе, недалеко от дома № 13 по улице Гастелло, еще одна красавица-сосна. Правда, никакой табличкой она не отмечена. Но кто знает, может, она тоже здесь «поселилась» с карлсоновских времен?
Местные жители знают об этих деревьях, но не ассоциируют их с выдающимся садовником. «Между тем, сейчас много говорят, что Воронежу нужны туристические бренды, – рассуждает Ольга, – а чем Сосна Карлсона не бренд? Где еще есть дерево с таким именем?» Она надеется, что история замечательного садовода станет известна далеко за пределами воронежского края. А пока Ольга водит по местам, связанным с ним, жителей и гостей столицы Черноземья по собственной инициативе. И попутно рассказывает о Карлсоне, который мечтал превратить Воронеж в город-сад…»
Пальмы в центре Воронежа. Садовник Карлсон стал первым, кто масштабно изучил, как приживаются в наших краях экзотические деревья и цветы. Причем, на диковинные растения из его питомников могли полюбоваться все воронежцы. Летом он выставлял их рядом с памятниками Кольцову и Петру I. До сих пор сохранились дореволюционные открытки, на которых можно видеть монумент царя-реформатора в окружении пальм.
Из истории разоренного некрополя. Садовод Карлсон был известен также своей благотворительной деятельностью. Будучи лютеранином, он взял на себя безвозмездную заботу о Чугуновском кладбище, на одном из участков которого до революции хоронили его собратьев по вероисповеданию. Сейчас от этого некрополя остался лишь входной пилон. В конце 1920-х – начале 1930-х кладбище подверглось разорению. Надгробия использовались при мощении улиц, металлические ограды переплавлялись. Ныне на месте кладбища располагается дворец спорта «Юбилейный» и жилая «высотка».
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели