«Песня шепотом». Что поразило композитора Кабалевского на фронте под Воронежем?

5 мая 2017 / просмотров – 556
Истфакт

В разгар войны Дмитрий Кабалевский получил задание от Главного политического управления РККА написать песни, которые поднимали бы боевой дух красноармейцев. Музыкант поступил в распоряжение штаба Юго-Западного фронта, который тогда находился в нашем городе. Кабалевский посетил Воронеж, а затем отправился в зону военных действий. Об опасной творческой командировке знаменитого композитора – в материале «ГЧ».

Страна тогда находилась в колоссальном напряжении. Несмотря на титанические усилия, направленные на борьбу с врагом, фашисты еще удерживали стратегическую инициативу. В такой тяжелый период армия нуждалась в моральной поддержке чуть ли не меньше чем в снарядах. Это прекрасно понимали деятели культуры, которые в годы Великой Отечественной становились военкорами, выезжали на места боев c концертами, создавали на личном опыте произведения, укреплявшие веру в Победу. В окопах побывал и Кабалевский.
На позициях действующих войск
Дмитрий Борисович прибыл из Москвы в прифронтовой Воронеж в марте 1942 года. В то время в нашем городе находилась редакция военной газеты «Красная армия», где работали многие выдающиеся представители литературы. Здесь началась дружба композитора с поэтом Евгением Долматовским, которая продолжалась всю жизнь. В те мартовские дни они вместе отправились на позиции действующих войск.
Подробности командировки восстановила по письмам и дневникам музыканта его дочь Мария Кабалевская.* Из ее очерка мы узнаем, как он трепетно относился к этой поездке. «Люди, с которыми мы встречаемся – замечательные, – отмечал Дмитрий Борисович. – Одно общение с ними доставляет огромную радость (…) Никогда еще не хотелось так работать, как сейчас». С глубокой признательностью он отзывался о командире 1-й гвардейской стрелковой дивизии Иване Руссиянове: «Это поразительный человек, точь-в-точь такой, как мы представляем себе настоящих полководцев. (…) Он лично заботится обо всех, мелких даже, деталях нашей жизни». Впрочем, творческие работники старались доставлять военным как можно меньше беспокойства, разделяя с бойцами суровый армейский быт.
«Торжественная процедура прерывалась командой «Огонь!»
Все это время Кабалевский не расставался с записной книжкой, стараясь хотя бы коротко фиксировать происходящее. 12 марта они с Долматовским выезжали на позиции артиллеристов, присутствовали на вручении партбилетов отличившимся бойцам. «Торжественная процедура прерывалась командой «Огонь!» и стрельбой по противнику», – отметил композитор. На следующий день они наблюдали, как конвоировали пленных немцев. «Грязные, вшивые, отчаянно одетые – в летней одежде…», – записал Дмитрий Борисович.
Довелось друзьям побывать и на поле боя. Об этом свидетельствует лаконичный «отчет» музыканта: «С генералом на передовых. Немцы видны невооруженным глазом. Удар наших по селу, занятому немцами. Катюша и самолеты…» Кроме того была еще рискованная экспедиция за линию фронта – в партизанский отряд. Видели они и разоренные фашистами села, и расстрел предателя…
Под впечатлением от всех этих событий были созданы сюита «Народные мстители», марш 1-й гвардейской стрелковой дивизии, родился замысел оперы «В огне». Идея еще одного произведения возникла, когда поэт и композитор начали разучивать песни с бойцами. Солдаты увлеклись не на шутку. Тогда командир приказал не шуметь, чтоб не нарваться на обстрел. Так на свет появилась «Песня шепотом»…
Музыкальный памятник
Эта опасная командировка была не единственной для Кабалевского. В 1943 году он побывал в блокадном Ленинграде. Композитору помогли летчики: его доставили в город на самолете через узкий воздушный коридор над Ладожским озером. После этого он написал фортепианный цикл, который считается одним из лучших его сочинений «огненных сороковых».
Позже Кабалевский еще не раз возвращался в своем творчестве к теме борьбы с фашизмом. Самым монументальным произведением в этом ряду стал пронзительный «Реквием» на слова Роберта Рождественского. Это настоящий музыкальный памятник всем погибшим во имя нашего будущего. В нем нашло отражение и то, что было пережито под Воронежем. Эпическое сочинение было удостоено премии имени Глинки. Хотели дать и другую премию – Ленинскую, но только за музыку. Но Дмитрий Борисович не согласился с таким решением. Сказал, что мелодия и текст неразрывны, и снял вопрос с обсуждения…
В 1963 году, когда был закончен «Реквием», Кобалевский вновь посетил наш город. Он выступил с авторским концертом и провел занятия с юными музыкантами. Впоследствии Дмитрий Борисович поддерживал творческие связи с воронежскими композиторами.
С именем Кабалевского связана еще одна примечательная история. В нашей школе № 11 имени А.С. Пушкина хранится рояль. Представители старшего поколения говорят, что его подарил учебному заведению Дмитрий Борисович.

*Мария Дмитриевна, бережно сохранившая наследие отца, приняла участие в добровольческом проекте «Семейные фотохроники Великой Отечественной войны» и рассказала о деятельности композитора в военный период. Она приводит фронтовые записи отца и дополняет их информацией из его посланий и своих воспоминаний. Очерк опубликован на сайте проекта fotohroniki.ru.

Музыка эпохи
Композитор, дирижер, пианист и педагог Дмитрий Кабалевский (1904 – 1987) – один из самых ярких деятелей культуры советского времени. Им создано 5 опер, 4 симфонии, 7 инструментальных концертов, многочисленные камерные и вокальные произведения, а также музыка для кинофильмов и театральных постановок. Его усилиями была проведена реформа музобразования в СССР и создана программа для школы. Он – автор мелодий к песням «Наш край» («То березка, то рябина…»), «Школьные годы», которые стали неотъемлемой частью детства нескольких поколений.

В содружестве с Маршаком
Дмитрий Кабалевский написал несколько песен на слова нашего знаменитого земляка поэта и переводчика Самуила Маршака. Одна из них – «Четверка дружная ребят» была создана через месяц после начала войны. Самуил Яковлевич прочитал текст композитору по телефону. На следующий день родилась мелодия.

На фото 1: Дмитрий Кабалевский. Фронтовая командировка оставила глубокий след в душе композитора. Впоследствии он многократно обращался в своем творчестве к военной теме.

На фото 2: Дмитрий Борисович (второй справа) во время командировки на фронт. На снимке видно, что композитор с забинтованной головой. Как рассказывал родным Дмитрий Борисович, ранение он получил по неосторожности: в спешке начал переходить дорогу, когда поднимался шлагбаум, и получил удар железной трубой. По словам музыканта, тогда его спасла шапка-ушанка.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели