«Отбор на Евровидение – фарс. Все заранее знают, кто победит»

1 августа 2017 / просмотров – 628
Культура

Роман Черницын (РЧ) и Максим Постельный (МП) о конфликтах в группе, Евровидении и современных музыкальных ТВ-шоу.

– Вы работаете вместе очень много лет, наверняка возникают творческие споры. Как удается находить компромиссы?

РЧ: Наверное, дело в том, что кроме совместного творчества, мы – друзья: много времени проводим вместе и за пределами сцен и студий, отмечаем праздники, ездим отдыхать. У нас нет лидера. Никто из нас не доминирует, каждый занимается своим делом. Мы действительно очень часто спорим, но всегда приходим к консенсусу.

– Может быть, этому способствует и еще одна ваша общая страсть – увлечение автомобилями?

МП: Возможно. Но я увлечен одним автомобилем. Нравится все, что касается модели «Land Cruiser». Я лично на таком езжу, с удовольствием эксплуатирую и обслуживаю.

РЧ: Он очень дотошен к своему автомобилю. Максим не похож на среднестатистического владельца: он очень скрупулезен во всех вопросах, касающихся авто, прислушивается к каждой вибрации, изучает все нюансы. Я не в такой степени педант, но тоже близок к этому. Любовь к машинам у нас с ранней молодости.

МП: Мне очень нравится ездить за рулем. Мой автомобиль позволяет мне перемещаться на любые дистанции. Достаточно часто случается преодолевать на нем расстояния в 2-3 тысячи километров.

РЧ: Мы и на гастроли периодически ездим за рулем. Потому что не везде простроена грамотная логистика и не всегда есть возможность добраться на общественном транспорте.

– Два раза вы участвовали в отборе на «Евровидение». Как думаете, почему не прошли конкурс? Ведь формат у вас весьма понятный западному зрителю, могли бы «выстрелить»…

МП: Потому что там изначально все оговорено и известно, кто победит. На собственном опыте убедились в этом.

РЧ: Сейчас, правда, поступают честнее – выбор делает совет жюри, не спрашивая никакой народ. Раньше разыгрывали самый настоящий фарс с якобы независимым смс-голосованием. Хотя все еще за кулисами знали, кто победит. На мой взгляд, это очень непорядочно. Хотя бы потому, что люди на эти сообщения тратили свои деньги. Хочется надеяться, что международный конкурс более честный.

– А не хотели бы принять участие в каких-нибудь ТВ-шоу? «Голос» сейчас вот очень популярен...

МП: Они там не свои песни поют же? Тогда это просто профессиональное караоке, нам не интересно в таком участвовать. Если будет действительно стоящий музыкальный проект, тогда почему бы и нет.

РЧ: Мне не нравится сама концепция проекта «Голос». Она немножко однобокая: направляет интерес людей исключительно к вокальным способностям. На мой взгляд, просто хороший голос – это ничто. На мировой сцене певцы, которые ничего сами себе не пишут, не представляют никакого интереса. За редчайшим исключением, если это какой-то действительно выдающийся вокал. Как у Лепса, например. Что бы он ни спел – все круто звучит. Интереснее создавать целостный образ. Вот есть такая группа Coldplay, которую я нахожу верхом гениальности. Но при этом их лидер – Крис Мартин – не обладает какими-то выдающимися вокальными данными. Я уверен, если бы он выступил на «Голосе», к нему бы никто не повернулся.

– Вас часто называют одними из самых стильных звезд российской эстрады, много приглашают для съемок в глянце. Кто же работает над имиджем Plazma?

РЧ: Никто. Я вообще считаю, что у нас нет никакого имиджа. Мы всегда уделяем минимум внимания сценическим образам: выступаем примерно в том же, в чем и в жизни ходим. Мне в этом плане симпатична позиция западных звезд, которые в чем приехали, в том и вышли на сцену. Таких артистов любят именно за музыку, а не за эпатаж или яркое шоу. У нас же в России уделяют большое внимание такому моменту, как «сценический номер». Ну какой номер у Стинга? У A-HA? Это люди, которые выходят выступать в футболках и кедах и делают прекрасную музыку.

Маргарита Мордовина
239-09-68
36glch@gmail.com
Александр Томилин
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели