Ленин и Колумб. Из истории воронежского революционного подполья

Ленин и Колумб. Из истории воронежского революционного подполья

16 декабря 2014 / просмотров – 1297
Истфакт

В декабре 1895-го был арестован молодой борец с самодержавием Владимир Ульянов. Он провел за решеткой 14 месяцев и затем был сослан на три года в село Шушенское. Несмотря на длительное пребывание в сибирской глубинке, ему удалось сохранить контакты с соратниками в центральной части империи. Приходили вести от него и в Воронеж. В нашем городе с изгнанником поддерживал связь Исаак Лалаянц, известный в революционном подполье как Колумб.

«Тюремные университеты» юного бунтаря
Исаак Христофорович Лалаянц (1870 – 1933) родился в Кизляре, в армянской семье. В юные годы получил образование в реальном училище в Казани. В этот период он познакомился с марксистом Николаем Федосеевым и под его влиянием проникся революционными идеями. Опасное увлечение даром не прошло. В 1889 году за участие в студенческих волнениях 19-летний бунтарь был выслан из города.
В 1892-м Исаак вернулся в Казань, но ненадолго. Уже на следующий год последовала административная высылка в Самару. Здесь он познакомился с Ульяновым и другими приверженцами марксистского учения. Именно в то время к Лалаянцу приклеилась кличка Колумб* – так его прозвали из-за отчества, навевавшего ассоциации с легендарным мореплавателем.
У нашего героя с будущим основателем советского государства сложились дружеские отношения, которые не прервались и в дальнейшем.** Когда в 1894-м Исаак был арестован за пропагандистскую работу и отправлен этапом в петербургскую тюрьму, Ульянов поддерживал с ним связь через знакомых, отправлял ему книги. В своих воспоминаниях Лалаянц отмечал: «Благодаря заботливости Владимира Ильича я был хоть немножко в курсе вновь выходящей легальной литературы». Позже, когда он освободился из заключения, «самарский друг» достал для него рекомендательное письмо в Управление железной дороги Екатеринослава.*** В этом городе Исаак решил обосноваться после выхода на волю. Послание помогло устроиться на работу.
«Все эти письма сжигались»
На новое место Колумб прибыл с женой – участницей революционного движения Прасковьей Кулябко, с которой он познакомился в общей марксисткой компании. В Екатеринославе чета включилась в подпольную работу. Вместе с сосланным сюда Иваном Бабушкиным и его соратниками они занимались объединением местных нелегальных кружков в единую организацию.
В июне 1898 года супруги отправились в наш город. Сменить «пункт дислокации» пришлось, поскольку активизировались екатеринославские стражи правопорядка. По прибытии Лалаянц устроился писцом в статуправление земской управы. Но и прежнюю деятельность Исаак и его жена не забросили. В работе Владимира Загоровского (1925 – 1994) «Воронеж: историческая хроника» сказано: «Они установили переписку с Владимиром Ильичом Лениным, находившемся в ссылке, в селе Шушенском». Здесь же приводятся воспоминания Кулябко, согласно которым послания из Сибири приходили достаточно часто. При этом революционерка подчеркивает: «Всегда в них было что-нибудь совсем новое для нас – или о марксистских литературных новинках, или о товарищах, или о своих планах. К сожалению, все эти письма сжигались, хранить их было тогда невозможно. По просьбе Владимира Ильича мы посылали ему толстейшие статистические сборники Воронежского земства (…), которые были нужны ему для работы».
Чаепития у Каменного моста
Остались сведения о том, куда приходили вести из Сибири. Об этом Ильич сообщил в послании своей сестре Анне: «Лалаянца адрес: город Воронеж, угол Богословской и Крутого переулка, дом 11». Загоровский отмечает: «Бывшая Богословская – это современная улица Чернышевского. Крутой переулок переименован в улицу Декабристов. Сюда, в старинную часть города, под Каменный мост, почтальон приносил в 1898 году письма, написанные Лениным».
Известно также, что Колумб активно взаимодействовал с воронежскими марксистами. Они устраивали сходки, обсуждали актуальные вопросы, например, как противодействовать «экономизму» – течению, сторонники которого считали, что рабочие должны бороться за улучшение условий труда, не посягая на строй. Приверженцев ленинской позиции эта доктрина не устраивала. Они были уверены, что добиться позитивных перемен в обществе можно единственным способом – свержением существующей власти путем революции.
Конечно, такие диспуты маскировались под обычные встречи вроде дружеских чаепитий. Но и жандармы тоже были не лыком шиты. Блюстители порядка приглядывали за сомнительными личностями и строчили донесения. При этом они отмечали: на сходках обсуждается состояние революционной пропаганды, хотя явной агитации не замечено, а потому вроде как оснований для ареста нет…
Иркутский отшельник
Воронежская «командировка» Исаака и Прасковьи продлилась до сентября 1899 года, после чего они возвратились в Екатеринослав. В 1900-м Лалаянц был арестован и после многомесячного заключения отправлен в сибирскую ссылку. До конечного пункта он не доехал – бежал с помощью друзей, снабдивших его паспортом и деньгами. Потом перебрался с супругой в Женеву. Здесь чету встретили как родных. Тогда там было столько российских реформаторов всех мастей, что они наградили город шуточным званием «Женевск Швейцарской губернии».
За границей Лалаянц заведовал типографией «Искры». Позже вернулся, был сослан в Вологодскую губернию и опять бежал. В 1905-м он принимал активное участие в революционных событиях. В декабре 1906-го последовала расплата – тюрьма, каторга, а в 1913-м – ссылка «на вечное поселение» под Иркутск. Не уехал он из Сибири и после того, как рухнул старый режим. К тому времени Колумб был так измучен испытаниями, что уже не мог вести активную деятельность. Только в начале 1920-х Ленин уговорил иркутского отшельника приехать в Москву. Здесь Лалаянц занимался просветительской работой, писал мемуары. Умер он в 1933-м, после продолжительной болезни.
Его супруга до прихода к власти большевиков вела политпропаганду в разных частях империи. Затем трудилась в партийных структурах. В войну решала организационные вопросы в блокадном Ленинграде. В 40-ю годовщину революции ее как старейшего коммуниста города пригласили на торжественную церемонию на Марсово поле.**** Она зажгла здесь вечный огонь.

*Позднее в подпольной работе Исаак Христофорович использовал и другие псевдонимы – Карл, Инсаров, Изоров, Николай Иванович. Но Ленин предпочитал называть его «Колумб». Это прозвище часто встречается в письмах Ильича, где упоминается Лалаянц.
**Историк Геворг Гарибджанян (1920 – 1999) называл Лалаянца «одним из первых соратников В.И. Ленина». Именно так он озаглавил свой материал о революционере, опубликованный в 1964 году в «Известиях Академии наук Армянской ССР».
***Современный Днепропетровск.
****На Марсовом поле погребены погибшие в Февральскую революцию, участники обороны Петрограда от белых в 1918-м, военные и политические деятели, партийные работники.

Из воспоминаний Исаака Лалаянца о первой встрече с Владимиром Ульяновым: «Он на меня тогда произвел замечательное впечатление. В этом 23-летнем человеке удивительнейшим образом сочетались простота, чуткость, жизнерадостность и задорность, с одной стороны, и солидность, глубина знаний, беспощадная логическая последовательность (…) – с другой».

Еще об одном воронежском адресате Ленина - здесь.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Комментарии
  • 16.12. 21:11 Сталин (Гость) Буду сносить памятник Ленину в Воронеже?
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели