Клятва Левитской, или Ядерная Мария

Клятва Левитской, или Ядерная Мария

11 февраля 2015 / просмотров – 1702
Истфакт

В 14 лет героиня этого материала дала себе зарок внести свой собственный вклад в науку. Мечта сбылась – теперь она известна как одна из первых русских женщин-физиков. Ее «стихией» стало изучение электромагнитных волн и структуры атомного ядра. Причем свои исследования она долгие годы вела в нашем городе…

«Воронежская Склодовская-Кюри»
Так называет ее краевед Елена Устинова, рассказавшая «ГЧ» о судьбе этой удивительной женщины. Смыл сравнения не только в том, что Мария Левитская, как и ее знаменитая тезка, посвятила себя открытию тайн природы. Их роднит отношение к делу.
Вот как описывала свое призвание Склодовская-Кюри: «Я принадлежу к числу тех людей, которые убеждены в великой красоте науки. В своей лаборатории ученый – не только техник. Это одновременно и ребенок, играющий явлениями природы, которые производят на него такое же неотразимое впечатление, как сказочный мир на настоящих детей». То же можно сказать и о нашей героине. Она была погружена в свои опыты до полного самоотречения. 28 лет этой упорной работы прошли в Воронеже, куда Левитская приехала в 1935 году, будучи авторитетным специалистом. А началось все еще при «царском режиме»…
Ученица великого Планка
Мария Афанасьевна Левитская (1883 – 1963) родилась в далеком Ташкенте.* В юности училась в одном из первых женских высших учебных заведений в России – на Бестужевских курсах в Петербурге. Последние два семестра девушка провела в Берлинском университете, где ее преподавателем стал сам Макс Планк – основоположник квантовой физики. Связь с великим наставником не прервалась и после того, как она вернулась на родину – ученые поддерживали переписку на протяжении десятилетий.
В 1906 году Левитская стала сотрудником научной лаборатории столичного университета. Спустя три года увидела свет ее первая работа в области электромагнитных волн. Позже она углубила это исследование и с помощью особого прибора смогла в 1920 годы получить волны короче миллиметра. Чтобы было понятно значение данного открытия, сделаем небольшое лирическое отступление.
Там, куда не смог «заглянуть» Герц
В конце XIX века немецкий ученый Генрих Герц доказал существование электромагнитных волн. Опытным путем он получил колебания около метра. Продолжая эксперименты в этой области, русский физик Александр Попов изобрел радиосвязь.
Наш выдающийся соотечественник Петр Лебедев открыл волны длиной в несколько миллиметров. Левитской же удалось достичь ультрафиолетового субмиллиметрового диапазона, то есть обнаружить недостающее звено в общей шкале электромагнитных колебаний. Это был серьезный научный прорыв. Однако не будем опережать события. Тем паче, что еще до этого новаторского исследования в жизни Марии произошла судьбоносная встреча.
Физика, любовь и война
Ей было 28 лет. Она изучала философию в Геттингенском университете и познакомилась с молодым английским физиком, будущим родоначальником рентгеновской стереоскопии Генри Мозли. В свои 24 года он уже был известен как перспективный исследователь. Конечно, у них нашлось много общих тем. Позже дружба переросла в любовь.
В 1913 году Марию по линии Академии Наук отправили на стажировку в Голландию. В след полетели письма от Генри. Он скучал, надеялся на скорее свидание, делился радостными вестями. Им было сделано фундаментальное открытие, ставшее доказательством правильности размещения элементов в периодической системе Менделеева. Зависимость, установленная молодым ученым, получила название Закон Мозли… Спустя несколько месяцев разлуки состоялась и долгожданная встреча. Он примчался в Голландию к Левитской с предложением руки и сердца. Та ответила согласием, однако счастливой свадьбы не получилось. В 1914-м началась Первая мировая война и Генри был призван на фронт. 10 августа 1915-го капитан британского военно-морского флота Мозли погиб у берегов Турции. Мария так и не оправилась от этого удара. О замужестве она больше не помышляла, и, как написал писатель, краевед Илья Кесслер «с тех пор ее почти постоянной одеждой стал черный лабораторный халат».
Приблизиться к пределу
Потом была революция. Одна эпоха сменила другую. Левитская не покинула родину и пережила этот перелом вместе со своей страной. Мария Афанасьевна трудилась в различных научных центрах и постоянно вела исследования. Вместе с выдающимся советским ученым Абрамом Иоффе она стояла у истоков физики твердого тела…
О том, как Левитская относилась к своим задачам, позже воспоминали ее коллеги. По их словам, в начале 1920-х, когда она работала в Томском университете, квартиру ей заменял …кабинет в учебном заведении, где она с утра до ночи проводила опыты.
В наш город Мария Афанасьевна приехала в довоенные годы, став первой женщиной-профессором ВГУ, приглашенной заведовать кафедрой теоретической физики, а затем – электромагнитных колебаний.** Из этого подразделения позже выделилось несколько самостоятельных кафедр… В конце 1940-х по ее инициативе началась подготовка специалистов для радиопромышленности. А в 1954-м 71-летняя Левитская записала в дневнике: «Разрешили специальность «ядерная физика». Надо готовить новый курс (…) Хватит ли у меня сил?» Хватило. Вскоре по ее инициативе началась подготовка студентов ВГУ в этой области научного знания, а в 1959-м была организована кафедра, которую она же и возглавила…
Левитскую называли генератором идей, и хотя она не все задуманное успела воплотить, ее разработки стали базой для исследований ее учеников. Один из них известный ученый Анатолий Латышев так сказал о Марии Афанасьевне: «Романтик, человек своего времени, она пыталась заглянуть в дверь новой физики, приблизиться к современному пределу в науке».

Бунт против …трубы
Говорят, у Левицкой был непростой, суровый характер. Видимо, это было связано с ее огромной требовательностью к себе. Будучи погруженной в науку, она, словно «отсекала» от себя все, что мешало сосредоточиться на цели. При этом известно, что Мария Афанасьевна чутко относилась к одаренным студентам и даже оказывала материальную помощь нуждающимся ученикам.
Дополнительные штрихи к портрету Левитской добавляют ее дневниковые записи. В них ученый с железной волей, этакая Ядерная Мария предстает иным человеком – ранимым, тонким, порой уставшим от взваленного на себя груза забот.
Еще один парадокс: новатор в науке Левитская была достаточно консервативна в быту. Она не любила, когда что-то нарушало заведенный в ее «крепости» порядок и отвлекало от всепоглощающих занятий наукой. Когда в доме на Театральной, 19, где жила Мария Афанасьевна, стали проводить газовое отопление, она наотрез отказалась осуществлять эти работы в своей квартире. В итоге трубы протянули …в обход ее жилья. Соседи в шутку нарекли эту причудливую конструкцию «петлей Левитской».

*По некоторым данным, ее родители отбывали там ссылку за революционную деятельность.
**В 1935-м – в год переезда в Воронеж ей была присвоена степень доктора физико-математических наук. Причем без защиты, за достижения в физике инфракрасного излучения.

Вошел в легенду аскетизм физика Марии Левитской. Она была равнодушна к комфорту и носила очень простую одежду. Рассказывают, что однажды ей срочно понадобилось купить часы, и Мария Афанасьевна отправилась в магазин в домашнем халате и калошах. Тогда продавщица засомневалась, есть ли у странной посетительницы деньги. Ей даже в голову не пришло, что перед ней – светило науки.

Наша рассказчица сотрудница Краеведческого центра Елена Устинова исследованием прошлого увлеклась еще в детстве. Толчком к этому послужило открытие в Воронеже самолета-памятника Ил-2. Этот штурмовик, сбитый фашистами, был поднят со дна озера в 1979 году. Тогда же были установлены личности погибших летчиков. «Меня потрясла судьба этих мальчишек, которым, наверное, так хотелось жить», – говорит Елена Альбертовна. С того времени она начала изучать историю родного города. Сейчас многие воронежцы знают и любят ее краеведческие экскурсии.

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели