Как в Арктике появился мыс Крамского?

13 июля 2016 / просмотров – 947
Истфакт

Имя нашего знаменитого земляка в «краю вечных льдов» увековечил художник Александр Борисов (1866 – 1934). О том, что побудило живописца отправиться в рискованную экспедицию, и с какими испытаниями ему пришлось столкнуться – в материале «ГЧ».

Уникум из Соловецкой обители
Борисов родился в крестьянской семье, в деревне Глубокий Ручей близ Красноборска (современная Архангельская область). Спустя годы он вспоминал: «Детство я провел в простой сельской обстановке, но душа моя была неспокойна. Мысли мои неслись в неведомые края на север. Я думал: вот где простор и раздолье, вот где можно пожить!»
Азбуку любознательный паренек освоил по собственной инициативе: школы поблизости не было, но он упросил стать «учителем» соседа, который слыл грамотеем. Затем представился случай и для первого путешествия.
Родители отправили мальчика в услужение в Соловецкую обитель. Здесь юный Саша трудился в местной рыболовецкой артели и попутно изучал тонкости большого монастырского хозяйства. Он зачарованно следил за работой лесопильного завода и даже пытался смастерить его макет. Позже выяснилось, что Александр прекрасно рисует с натуры. Его карандашные наброски не оставили равнодушным настоятеля, и Борисова определили в ученики в иконописную мастерскую.
Когда юноше исполнилось 19 лет, ему посчастливилось познакомиться с высокими гостями из столицы. В то время Соловки посетили президент Академии художеств Великий князь Владимир Александрович и известный коллекционер генерал Андрей Боголюбов. Они обратили внимание на работы талантливого парня и помогли ему перебраться ему в Петербург.
«Русский Нансен»
Нашему герою назначили стипендию и предоставили возможность обучаться в Академии художеств. Здесь он совершенствовал свои навыки под руководством признанных мастеров Ивана Шишкина и Архипа Куинджи. А в 1894 году Александр стал участником ответственной миссии в Заполярье. Тогда царский министр Сергей Витте искал подходящее место для строительства порта. В плавании его сопровождала целая свита, в которую входил и молодой живописец из северной глубинки. В обязанности последнего входила зарисовка местности, но только схемами он не ограничился.
Из этого путешествия Борисов привез почти 150 этюдов, которые экспонировались в столице и вызвали широкий резонанс. В числе тех, кто с восхищением отозвался о выставке, был Илья Репин. Он писал: «Все дышит красотой Ледовитого океана и производит впечатление живой правды», а творца картин сравнивал с известным ученым-полярником Фритьофом Нансеном. Илья Ефимович увидел в реализме молодого художника исследовательский подход и не ошибся. В 1900 году живописец отправился в масштабную экспедицию на Новую землю, которая внесла значительный вклад не только в искусство, но и в науку.
Туда, где «не ступала нога художника»
Путешествию предшествовала основательная подготовка. Александр детально продумал маршрут, набрал надежную команду. В одном из северных сел было построено небольшое парусное судно, при проектировании которого учли опыт поморских мореходов, издревле совершавших дерзкие плавания.
Корабль Борисов назвал «Мечтой». Так к чему же стремился живописец-исследователь? Вот как он обозначил задачи экспедиции в своих путевых записках:* «Написать как можно больше этюдов (…), чтобы познакомить общество с далекими окраинами нашего Севера – дать истинную картину того таинственного мира, куда не ступала еще нога художника (…) Сделать описание не обследованных берегов Новой Земли и собрать коллекции местной флоры и фауны».
В ледовом плену
Незадолго до главного рывка Борисов с помощниками совершил несколько пробных путешествий. В ходе одного из них они переправили на Новую землю материалы для постройки жилища, ведь только обеспечив место для зимовки, можно было двигаться дальше. Базу решили оборудовать неподалеку от ненецкого становища. Летом 1900 года дом был готов, и команда отправилась на «Мечте» в рискованное плавание…
Экспедиция продлилась больше года. В течение этого путешествия его участники не раз были на краю гибели. Им довелось испытать сильнейший шторм, а незадолго до зимовки судно затерло в проливе льдами и отнесло к берегу. В итоге пришлось оставить корабль и совершить трехнедельный переход в свой лагерь по суше.
Этюды на 40-градусном морозе
Зимой Борисов исследовал окрестности базы и писал картины. О том, в каких условиях приходилось работать, он рассказал в своих путевых записках: «Стужа превращает краски в густое тесто (…) Кисть трещит, ломается, коченеющие руки отказываются служить…» Но художник прибегал к различным ухищрениям, например, добавлял в состав скипидар, и продолжал создавать картины. Несколько этюдов он умудрился создать почти на 40-градусном морозе. А когда потеплело, команда начала изучение архипелага. Передвигались на шлюпках. Затем делали остановки и обследовали территорию. Преодолеть путь помогали проводники из числа местных жителей. К началу сентября 1901 года Борисов и его спутники добрались до Соловков, откуда на монастырском судне переправились в Архангельск.
«Мы похитили тайны северного мира»
Итоги экспедиции были впечатляющими. Ее участники изучили прежде не исследованную береговую область архипелага. На карте Новой Земли появилось более трех десятков новых названий. Открытые географические объекты художник назвал в честь деятелей культуры и науки. Благодаря ему, в Арктике было увековечено и имя нашего земляка живописца Ивана Крамского, сыгравшего мощную роль в развитии реалистического направления в искусстве, близкого по духу Борисову.
Ценным вкладом в науку стали метеорологические наблюдения, сведения о промыслах местных жителей, геологические и ботанические коллекции.
Была выполнена и культурная миссия экспедиции. Как писал Борисов: «Мы похитили тайны северного мира, воспроизвели его таинственные красоты, и это сладостное сознание сторицей вознаградило нас за все, что было вынесено». Из путешествия он привез более 250 этюдов, которые экспонировались с огромным успехом и в России, и за рубежом. Они заслужили славу «художественной энциклопедии» Заполярья, а их создатель вошел в историю как первый живописец Арктики.

*Эти очерки были изданы в 1909 году с суровым заголовком «В стране холода и смерти».

Река Маркса
Такой гидроним появился на Новой земле во время экспедиции художника Александра Борисова. Фамилия Маркс прочно ассоциируется с немецким философом, но знаменитый Карл здесь не причем. Александр Алексеевич назвал реку в честь издателя Адольфа Маркса. Тот был основателем популярной в России фирмы, которая печатала не только беллетристику, но и научные труды. Книги, изданные Адольфом Федоровичем, Борисов читал в путешествии.

Судьбоносная встреча
Во время экспедиции на Новой земле Александр Борисов познакомился с ненецким подростком Тыко Вылкой. Общение с художником-исследователем оказало на мальчика огромное влияние. Впоследствии Вылка обрел известность как живописец, сказитель и общественный деятель.

На фото:
То самое судно «Мечта», на котором Борисов отправился в экспедицию (картина художника); Александр Борисов; его арктические пейзажи.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели