Как наша «Акула» попала в Книгу рекордов Гиннесса

17 марта 2016 / просмотров – 1188
Городская жизнь

В преддверие Дня моряка-подводника с «ГЧ» поделились своими воспоминаниями представители этой героической профессии, служившие на атомных субмаринах.

«Сфера закрытая, советоваться нельзя»
«Вообще-то я служить на подлодках не собирался», – говорит капитан 2-го ранга в отставке Руслан Бодухин. В 1957 году он окончил Высшее военно-морское училище имени Ф.Э. Дзержинского и мечтал попасть на эсминец, но судьба распорядилась иначе. В конце 1950-х в СССР началось создание атомного подводного флота, который рассматривался как мощное средство сдерживания вероятного противника. Для выполнения многообразных задач на АПЛ нужны были перспективные кадры. В числе тех, кому предложили заняться новым делом, был молодой специалист Бодухин. На обдумывание ему дали пару дней, причем предупредили – сфера закрытая, поэтому ни с кем советоваться нельзя.
«Я решил, что все это будет интересно с технической точки зрения, и согласился, – рассказывает Руслан Иванович. – Затем прошел интенсивную подготовку в учебном центре в Обнинске и был направлен на АПЛ. Это была третья по счету атомная подлодка в СССР. Перед нами стояла задача изучать особенности функционирования системы, нарабатывать опыт. График был напряженный: сплошные тренировки и учения…»
Служба была сопряжена с постоянным риском – атомоходы имели ряд недостатков, которые исправлялись в последующих проектах. Но, несмотря на все трудности, сам факт появления АПЛ на вооружении в СССР стал прорывным для страны. Прежде единственной державой, имеющей атомный подводный флот, была Америка. Теперь это преимущество осталось для США в прошлом.

«Охота» в Индийском океане
Капитан 2-го ранга в отставке Виктор Коротких начал службу в 1965-м. Выпускника Каспийского высшего военно-морского Краснознаменного училища имени С.М. Кирова направили на атомную торпедную подводную лодку проекта 659 Т. На этой АПЛ он прошел путь от начальника службы до командира.
Виктор Васильевич возглавил экипаж в 1974-м, когда ему было всего тридцать три. В том же году он совершил дальний 5-месячный поход в Индийский океан. За это время подводники трижды проводили слежение за иностранными военными судами, в числе которых был американский «Энтерпрайз» – первый в мире атомный авианосец. Задание было сложным и рискованным, но моряки с ним справились и остались незамеченными.
Конечно, это далеко не единственный эпизод, когда на плечи нашего собеседника ложились задачи, связанные с особой ответственностью. Однажды в походе произошло возгорание торпеды. Ситуация была критическая, но взрыв удалось предотвратить. О той истории Виктору Васильевичу недавно напомнил звонок из Приморья. В канун 23 февраля с ним связался бывший подчиненный, разыскавший номер Коротких через подводников в Сети. Он поздравил командира и закончил разговор словами: «Спасибо за то, что уберегли нас».

«Мы ходили борт о борт с подлодками США»
«В первый раз я попал на подлодку в 1964-м, по призыву, – рассказывает старший мичман в отставке Павел Цатуров. – При отборе особое внимание обращали на физическую форму, а я к тому времени был кандидатом в мастера спорта по боксу». Спустя четыре года он закончил срочную службу, но «на суше» оставался недолго. В 1972-м вернулся на флот в мичманском звании.*
Павел Арсенович – участник длительных автономных плаваний. «В 1970-е наша АПЛ ходила по Суэцкому каналу, затем направлялась в Красное море, где на одном из островов архипелага Дахлак находилась советская плавбаза, и после небольшого отдыха мы несли боевую службу в Средиземном море, – вспоминает он. – Там мы ходили, можно сказать, борт о борт с подлодками США, но столкновений не допускали. Существовало нечто вроде дорожных правил, которые соблюдали в целях предотвращения конфликтов и наши подводники, и американцы – мы не имели права пересекать курсы друг друга».
Приходилось нести боевое дежурство и далеко на севере – подо льдами Карского моря. «Подлодка погружалась на глубину, чтобы ее не обнаружили со спутников, – поясняет Цатуров. – Мы занимали определенный квадрат и курсировали там, а каждые 8 часов АПЛ всплывала и осуществляла сеанс связи с землей. Командование получало задания, а нам включали «Маяк» и мы слушали новости…»
Цатурову довелось служить на судах разных поколений и в том числе на АПЛ легендарного проекта 941 «Акула». Субмарины этой серии вошли в Книгу рекордов Гиннесса как самые большие в мире атомные подлодки.** По размерам такой крейсер можно сравнить с 9-этажным домом, а водоизмещение подводного гиганта составляет 48 тысяч тонн.
Необычно и строение «Акулы». В ее стальном «теле» два прочных корпуса, между которыми размещены 20 шахт с мощными ракетами. Про эту АПЛ говорили: если выставить ее где-нибудь рядом с Царь-пушкой, то человечество навсегда откажется вести какие-либо войны… Однако конфликты, как известно, из мировой жизни не ушли. А «Акула» востребована по сию пору. Подводную вахту несет модифицированный вариант подлодки – ТК-208 «Дмитрий Донской», оснащенный ракетным комплексом «Булава».

Гроза авианосцев
Капитану 3-го ранга запаса Олегу Долгушину нередко снится, как АПЛ готовят к выходу в море после «отдыха» на базе. Когда на субмарине запускаются все механизмы, на борту появляется специфический запах горячего железа и краски. Наш собеседник помнит его, как будто только вчера сошел на берег, хотя с тех пор прошло уже 18 лет. Еще бы – подлодка долгое время была ему вторым домом…
Олег Станиславович – выпускник Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища. В советские годы это было основное учебное заведение, где готовили специалистов по ядерной энергетике для АПЛ. Долгушин окончил его в 1980-м и был направлен в крупнейший пункт базирования атомных подлодок Северного флота, в передовую дивизию. Уже через месяц он вышел в море, и завертелось – учения, стрельбы, походы…
Наш собеседник служил на многоцелевых АПЛ, которые моряки прозвали «убийцами авианосцев». Основными задачами этих подлодок было слежение за ударными авианосными группами вероятного противника. Подводники «патрулировали» воды Средиземноморья. Перед каждым выходом в автономное плавание, экипаж проходил длительный курс боевой подготовки на учебных полигонах: от водолазных спусков до отработки погружений и всплытий субмарины. Дальний поход был вершиной напряженных тренировок. Кстати, в биографии Долгушина было 11 автономок.
Не отпускает его флот и сейчас. Олег Станиславович – секретарь совета регионального отделения организации «Союз моряков-подводников ВМФ». «Наши задачи – соцзащита ветеранов, сохранение истории флота, патриотическое воспитание молодежи, – говорит он. – Деятельную поддержку на всех этих направлениях нам оказывает депутат Государственной Думы Сергей Чижов, который уже много лет защищает интересы военнослужащих на разных уровнях власти. Мы очень ценим это конструктивное сотрудничество».

«Рыбка»-рекордсменка
Военная биография капитана 1-го ранга Анатолия Кретченко началась в 1956 году, в Севастополе. На флот он попал по призыву, как матрос надводного корабля. Позже поступил на штурманский факультет в училище, по окончании которого уже в офицерском звании прибыл в 3-ю дивизию подлодок.
Анатолий Алексеевич служил на субмаринах 671-го проекта, задачей которых была «охота» на ракетные подлодки. Суда осуществляли слежение за потенциальным противником в Атлантике и Средиземноморье.
На флоте Кретченко прошел путь от штурмана до командира АПЛ. Незадолго до выхода в запас ему довелось руководить уникальной подлодкой проекта 661 «Анчар», которая известна так же как «Золотая рыбка». Экспериментальная субмарина, построенная из титана, установила мировой рекорд подводной скорости (44,7 узла или 82,78 километров в час). Что это означает на практике, моряки показали в 1971 году, когда АПЛ «села на хвост» американскому авианосцу «Саратога» в Атлантике и несколько часов преследовала его. Тогда экипаж корабля испытал состояние близкое к панике. Специалисты не сразу поняли, что стремительный объект – подводное судно…
Однако в серию «Золотая рыбка» не пошла. Проект оказался слишком дорогим. К тому же выяснилось, что подлодка очень шумная. В итоге единственная и неповторимая АПЛ была выведена из эксплуатации в середине 1980-х и в дальнейшем утилизирована.
Анатолий Алексеевич командовал судном на завершающем этапе его истории. Он говорит: «Судьба «Рыбки» сложилась драматично, но АПЛ оставила после себя очень яркий след». В этом проекте были апробированы многие новаторские технологические решения. Кретченко также отмечает, что совершенствование подводного флота постоянно продолжается. Современные АПЛ обладают такой малой шумностью, что их почти невозможно обнаружить в океанских глубинах. Они способны погружаться на большую глубину, чем их предшественницы и имеют более мощное оружие.

*В том году в СССР был возрожден институт прапорщиков и мичманов как особой категории военнослужащих, приближенной по своему служебному положению к младшему офицерскому составу.
** Первый из таких подводных тяжелых крейсеров стратегического значения вошел в состав флота в 1981 году. За 10 лет было сдано в эксплуатацию 6 АПЛ данного проекта. Седьмую лодку разобрали еще на этапе строительства в рамках реализации Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. «Акула» дала пищу для фантазии американского писателя Тома Клэнси. В его книге «Охота за «Красным Октябрем» действует вымышленное судно проекта 941.

Военно-морские приоритеты
С 2015 года в России действует обновленная версия Морской доктрины. Документ был скорректирован с учетом изменившейся международной обстановки, включая дальнейшее расширение НАТО на Восток. В связи с этим особое внимание уделяется Атлантике, где должно быть обеспечено «достаточное военно-морское присутствие РФ».
Кроме того, подчеркивается важность развития инфраструктуры Черноморского флота в Крыму. Предусматривается углубление сотрудничества с флотами Китая и Индии. Также отмечается значение Арктики (для нас это свободный выход в Атлантический и Тихий океаны, богатые ресурсы континентального шельфа).
В новой версии нашла отражение не только стратегия. Президент Владимир Путин подчеркнул: «Впервые в доктрину включены положения чисто социального характера. Имею в виду морскую медицину, укрепление здоровья моряков, специалистов морской отрасли».

На фото: субмарина проекта 941 «Акула»; другие суда на фоне подлодки проекта «Акула»; субмарина из титана, известная как «Золотая рыбка»; лодки проекта 667 БДРМ – одна из последних модификаций атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения; АПЛ четвертного поколения «Александр Невский».

Справка «ГЧ»

19 марта 1906 года по указу императора Николая Второго в классификацию судов российского военного флота был включен новый разряд – подводные лодки. Первая из построенных к тому времени 20 субмарин получила название «Дельфин». Тогда же в стране начали отмечать День моряка-подводника, но после революции праздник оказался незаслуженно забытым. В 1996 году по распоряжению руководства ВМФ РФ он был возрожден.

Справка «ГЧ»

К началу Великой Отечественной в состав нашего флота входило 212 субмарин. За годы войны ими было потоплено около 100 боевых и свыше 200 транспортных вражеских судов. В 1958-м завершились испытания первой атомной подлодки. Через несколько лет СССР располагал уже десятками АПЛ. Появление судов такого типа стало новым этапом в развитии ВМФ. Благодаря ядерной энергетической установке они могли совершать многомесячные походы на огромные расстояния.

Справка «ГЧ»

Морякам, служившим на заре атомного подводного флота, пришлось многое делать впервые. Это плавание до Северного полюса под водой, трансарктический подледный переход, групповая подводная кругосветка и многое другое. Дальнейшее совершенствование АПЛ, их оснащение мощным ракетным оружием позволило достичь «ядерного равновесия» с США.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели