Донбасс на переломе. Историк Аркадий Минаков рассказал «ГЧ» о своей встрече с главой ДНР

7 декабря 2016 / просмотров – 861
Россия и мир

Переживший ожесточенное противостояние Донецк потряс нашего собеседника особой атмосферой. По словам Аркадия Минакова, здесь чувствуется «жертвенный, аскетичный, военный дух». Подобные ощущения испытываешь в Севастополе, в улицах и монументах которого «отпечаталась» память об исторических сражениях. Аркадий Юрьевич выступал перед дончанами на конференции, общался с лидером провозглашенной республики, побывал на местах боев. О том, что волнует сегодня город, столкнувшийся с бурными потрясениями – в материале «ГЧ».

За что сражаются дончане?
В столицу Донбасса Аркадий Минаков был приглашен как признанный эксперт в области отечественной общественной мысли. Его доклад был посвящен русскому консерватизму. Это философско-идеологическое течение сформировалось еще в XIX веке и, по сути, стало «духовной скрепой» государства. Некоторые из его базовых ценностей – такие как патриотизм, вера, Родина, язык, традиция – обрели особый смысл для жителей провозглашенных республик, которые в отличие от современного украинского политического истеблишмента не хотят разрывать культурно-историческое единство с Русским миром. Не случайно конференция в Донецке получила название «Воюющий Донбасс как эпицентр цивилизационного пробуждения Русского мира». Глава ДНР Александр Захарченко, посетивший мероприятие, так и сказал – это те идеи, за которые мы сражаемся с 2014 года.
«Захарченко как-то доверяешь»
Общение ученого с лидером республики продолжилось и после конференции. Они говорили об истории Донбасса, о военных действиях, о том, как регион возвращается к мирной жизни. По словам Аркадия Юрьевича, руководитель ДНР – неординарная личность. «Он неоднократно смотрел в глаза смерти. Его могли убить на войне. На его жизнь не раз покушались. У людей, которые проходят через экзистенциальные испытания подобного рода, особый склад ума, характера, особая харизма… Ему как-то доверяешь».
Наш собеседник также отмечает вовлеченность Захарченко в самые разные вопросы,
связанные с возрождением региона. «Он уже не революционный романтик той первой волны, которая осуществляла Русскую весну. На нем огромная агломерация. Это не только военные проблемы, но и экономические, и культурные. Причем последним он придает особое значение».
В процессе идейного поиска
«Жители Донбасса находятся в процессе идейного поиска, – говорит Минаков. – Это очень живой, открытый, пассионарный народ. Слово «пассионарность», наверное, здесь ключевое. Хочешь – не хочешь, находясь на острие, надо думать. Думать точно и по-своему творчески. Иначе будет катастрофа».
Ученый отмечает свободолюбие дончан. Среди деятелей Русской весны немало тех, кого вдохновляет романтика в духе Че Гевары. Во многом это объясняется спецификой города. Донецк – индустриальный центр с давними традициями рабочего движения, которые уходят своими корнями в дореволюционную эпоху. Недаром уже в наши дни этот город оказался в авангарде борьбы за права населения Юго-Востока.
В такие переломные моменты многократно возрастает значение мировоззренческих установок, на которые можно опереться. Поэтому дончанам интересен взгляд исследователей на общественные процессы. Кстати, по словам Аркадия Юрьевича, им близко левое течение в консерватизме, когда сильная социальная политика сочетается с традиционными консервативными ценностями: вера, Отечество, государственность…
Пейзаж после битвы
Одним из самых глубоких впечатлений для нашего собеседника стало посещение аэропорта, где в 2014 – 2015 годах шли ожесточенные бои. Ученый побывал там вместе Александром Захарченко. Они отправились туда на бронированном автомобиле – как уже отмечалось, на главу ДНР неоднократно совершались покушения.
«Вообще Донецк своим обликом напоминает южнорусские города вроде Ростова-на-Дону, Белгорода, нашего Воронежа, – делится впечатлениями Минаков. – Похожая архитектура, оживленные улицы. Разве что гораздо меньше машин. Но ближе к аэропорту вид меняется. Появляются военные посты, разрушенные дома, – как те, что на кадрах документальных хроник времен Великой Отечественной. А потом начинается какой-то «лунный пейзаж»…
Война практически полностью уничтожила «воздушную гавань», беспощадно изуродовала прилегающую к ней территорию. «Особенно тяжело было видеть черные, «убитые», посеченные осколками деревья, которые уже никогда не будут расти, – отмечает наш собеседник. – Этот мертвый черный лес производит гнетущее впечатление. Говорят, когда здесь побывал режиссер Бортко, он смотрел на эти деревья и плакал. Я не плакал, но, честно говоря, испытал потрясение… Мы только что покинули мирную жизнь и совсем рядом – выжженная сталкерская зона. Это потрясает».
Донецкий «дом Павлова»
Видел Аркадий Юрьевич и знаменитую «девятку», ставшую символом сопротивления дончан. В этом девятиэтажном здании вблизи аэропорта ополченцы держали упорную оборону. Захарченко сравнивает его со сталинградским «домом Павлова». Здесь хотят устроить мемориал вроде нашей «Ротонды». «Для жителей Донецка – это сакральное место, – говорит Минаков. – Тут каждый метр полит кровью. Это очень серьезно. Там, где пролилась кровь, возникает особое отношение к территории».
Зона бывшей «воздушной гавани» подвергается обстрелам и сейчас. «Когда мы находились в районе аэропорта – громыхнуло, – рассказывает наш собеседник. – Захарченко тогда отметил: «А знаете, что это было? Сработал миномет»... Но стоит отъехать на несколько километров и картина уже иная. Стоят киоски. На улицах – толпа спешащих по своим делам людей…» Война и мир здесь соседствуют, но ненависти в городе нет. Не закрыто ни одной украинской школы. Никто не вводит каких-либо ограничений на мову. Одна из главных транспортных артерий Донецка – Киевский проспект и никому не приходит в голову менять это название…
Посттравматический синдром
Сейчас в городе постепенно налаживается нормальная жизнь, но процесс идет нелегко. Зарплата у учителей и врачей – около 2,5 тысячи рублей (Донбасс – рублевая зона). У преподавателей Донецкого национального университета – от 17 тысяч и выше. Это очень солидный заработок по местным меркам. В то же время Минаков отмечает низкие цены на услуги ЖКХ. Так руководство республики пытается хотя бы отчасти облегчить сложное финансовое положение населения.
Несмотря на все испытания, видно, что дончане заботятся о своем городе. «Захарченко рассказал, что в период боев стоило очень большого труда поддерживать этот порядок, – говорит Аркадий Юрьевич. – Погибло около 50 коммунальщиков, которые сразу же ликвидировали разрушения. По стойкости эти люди будут покруче легендарных спартанцев. Дескать, вы нас пытаетесь уничтожить, но мы все равно будем все немедленно восстанавливать… Сейчас, конечно, нет такой интенсивности обстрелов, как в 2014 году, когда снаряды прилетали в центр. Но до спокойствия там далеко. Периодически украинская сторона бьет наугад по любому району города. Таким образом простреливается около 75 % его территории. Дончане, которые живут ближе к зоне боевых действий, говорят: даже когда становится тихо, мы не можем спать, организм уже сопротивляется… Тишина служит неким мобилизующим фактором. Это постоянное колоссальное нервное напряжение».
Точка невозврата
По словам ученого, люди, с которыми он общался в городе, не видят будущее Донбасса с Украиной. Для них категорически неприемлема русофобия, возведенная киевскими властями чуть ли не в ранг «национальной идеи». При этом все отчетливо понимают, что Донецк может в любой момент подвергнуться атаке и готовы дать отпор.
Наш собеседник напоминает, что «по ту сторону баррикад» идет постоянная «накачка» реваншистских настроений. «Для украинских националистов война – мать родна, – отмечает Минаков. – Этот «инструмент» имеет для них исключительную важность. Война – это то, что вызывает ненависть, меняет психологию, позволяет манипулировать сознанием…».
Киев может лишиться главного покровителя
В последние месяцы украинские радикалы возлагали большие надежды на помощь Хиллари Клинтон – претендентки на президентский пост в США, с которой связывалось продолжение линии Обамы на «особые отношения» с Киевом. «Националисты буквально бряцали оружием, консолидировали силы в районе Донбасса, нащупывали слабые места в обороне, – говорит Аркадий Юрьевич. – Победа Дональда Трампа привела их в шок: война явно откладывается. Трамп показал себя сторонником изоляционистского курса. Он призывает сосредоточиться на решении внутренних проблем, которых в США масса. В своем известном выступлении 22 октября он подчеркнул, что каждый четвертый американец в самом трудоспособном возрасте является безработным, а 47 миллионов живут в бедности. К этому можно добавить трудности с миграцией и еще целый ряд острых вопросов. Если Вашингтон на этом реально сосредоточится, ему будет не до глобальных планов и активной внешней политики». В результате Киев может лишиться самого сильного покровителя.
В то же время, ученый не исключает, что руководство Украины под давлением радикалов может пойти на крупномасштабную провокацию, поскольку «агонизирующие режимы часто способны на безумные вещи». Однако, по его словам, война, вопреки чаяниям националистов, может стать роковой для самой украинской государственности: дончане не сдадутся, а провалы Киева способны усилить центробежные тенденции в стране.

На фото:
Аркадий Минаков и Александр Захарченко на фоне «девятки». В этом здании вблизи аэропорта в период боев ополченцы держали упорную оборону.

Территория в районе аэропорта, послевоенный вид.

Фотографии предоставлены Аркадием Минаковым.

 

Справка «ГЧ»

Аркадий Минаков – доктор исторических наук, профессор Воронежского государственного университета, директор Зональной научной библиотеки ВГУ. Автор более 200 научных работ, в том числе фундаментального исследования «Русский консерватизм первой четверти XIX века», которое закрыло академическую лакуну в изучении данного направления. Составитель сборника «Украинский вопрос в русской патриотической мысли».

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели