Дело маэстро Ростроповича
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Дело маэстро Ростроповича

11 марта 2012 / просмотров – 2622
Истфакт
В 1910 году по газетам Европы прокатилась волна восторженных отзывов о 18-летнем виолончелисте из России. Он совершал сольное турне по городам Польши, Франции, Великобритании и заслужил славу «редкого мастера», «одухотворенного артиста» и «выдающегося явления на концертном небосводе». Юным виртуозом, покорившим европейским меломанов, был наш земляк, представитель знаменитой музыкальной династии – Леопольд Ростропович. Во время той триумфальной поездки казалось, что новую звезду ждет самое безоблачное будущее. Но пройдет чуть больше 10 лет, и музыкант окажется в лагере для политзаключенных…
Многонациональные корни
Леопольд Ростропович родился 9 марта 120 лет назад. Выдающийся виолончелист появился на свет и вырос в Воронеже, но, как пишет историк Александр Акиньшин, посвятивший прославленной династии отдельное исследование, семья музыканта «наглядно демонстрирует переплетение национальностей». В роду Ростроповичей смешалась польская, литовская, немецкая, русская кровь. Отсюда и фамилия, не характерная для воронежского края.
Прадед Леопольда жил в Вильно, затем перебрался в Варшаву. Служил в должности городского судьи. Он и его супруга похоронены на варшавском кладбище «Повонзки» – рядом с могилами родителей Шопена. На польской земле жил и дед виолончелиста. В наших краях обосновался его отец Витольд – в конце 70-х годов XIX века. С этого момента началась воронежская история рода.
Отметим также, что при Александре II Ростроповичи были занесены в шестую книгу дворянства. Правда, поколение семьи, выросшее при советском строе, об этом не знало. Леопольд, которому довелось пережить коллизии Гражданской войны, своим детям данную информацию предпочел не передавать. В итоге о дворянских корнях рода стало известно только в постперестроечную эпоху – когда историки подняли дореволюционные архивные материалы.

Музыкальная семья
Витольд Ростропович был выпускником политехнического института, но подлинным его призванием оказалось не инженерное дело, а музыка. Он брал уроки игры на фортепиано у профессоров консерватории в Лейпциге и стал превосходным пианистом. В Воронеж, где жили его родственники по бабушкиной линии, он приехал уже в качестве преподавателя музыки. В 1883 году Витольд вошел в правление Воронежского отделения Императорского музыкального общества, а затем и возглавил его. Кроме того, он добился значительных успехов как композитор. Произведения Ростроповича исполняли многие пианисты.
Особая музыкальная история связана с дедом жены Витольда врачом и известным органистом Германом Столлем. Благодаря ему, в нашем городе появился орган. Инструмент был установлен в лютеранской кирхе, и Столль часто на нем музицировал. В 1887 году он скончался во время концерта за своим любимым органом. Не удивительно, что первенец Витольда – Леопольд – с детства решил посвятить себя музыке. Видимо, любовь к мелодии у него была в крови.

Судьбоносная встреча
Поначалу, как и отец, юный Ростропович был влюблен в фортепиано, но в 1902 году состоялось знакомство, решившее его дальнейшую судьбу в искусстве. В Воронеж приехал известный чешский виолончелист Лукинич. Леопольд побывал на концертах артиста и понял – отныне его сердце принадлежит виолончели. Ростропович-старший выступал с чехом в одном ансамбле. Он познакомил сына с Лукиничем и тот, впечатленный музыкальным талантом мальчика, взялся с ним заниматься. В 1905 году Леопольд поступил в Петербургскую консерваторию. Тогда ему было всего 13 лет.
Из учебного заведения Ростропович выпустился с золотой медалью и отправился в то самое блистательное европейское турне. В Россию юноша вернулся, обласканный вниманием публики и многоопытных критиков. Потом были не менее успешные гастроли в России, по окончании которых, виолончелист поступил в оркестр Мариинского театра. Ему предрекали грандиозное будущее, но началась революция, затянувшая страну в кровавый водоворот Гражданской войны. В охваченном смутой, голодном Петрограде стало не до музыки. В 1918-м потерявший работу и возможность выступать на концертах Ростропович уехал в Саратов, куда его пригласил преподавать в консерватории давний друг. Все это время виолончелист не забывал родной город. Один из приездов Леопольда Витольдовича обернулся историей, которая повлекла за собой арест.

Роковое объявление
Дело было в 1919-м. Музыкант приехал навестить родных, а когда пришло время возвращаться в Саратов, железная дорога оказалась во власти наступающих белогвардейцев. В октябре он вошли в Воронеж. Вскоре пресса известила, что в городе состоится концерт Ростроповича. Также сообщалось, что будет создаваться оркестр добровольцев имени генерала Деникина. Для записи желающие приглашались на квартиру виолончелиста. Кроме этого предварительного объявления сообщений о концертах больше не было.
В конце октября белые покинули Воронеж под натиском красноармейцев. Вместе с ними ушел из города Ростропович. Вернулся он только спустя год и уже в качестве чиновника Наркомата просвещения. Леопольд Витольдович должен был проводить ревизию музыкальных учреждений, но до нее дело не дошло. Буквально после его приезда вышла газетная заметка с оскорбительным заголовком «Белогвардейская держиморда», автор которой обвинил музыканта в устройстве концертов для «пьянствующих генералов» белой армии. Вскоре Ростроповича арестовали. 2 декабря 1920 года коллегия ГубЧК приговорила его к двум годам лагерей (затем срок по амнистии сократили до года).
В январе виолончелиста отправили в концлагерь, который располагался в здании Митрофановского монастыря. Здесь он провел несколько месяцев, привлекался к принудительным работам. Между тем в верхах нашлись люди, небезразличные к судьбе музыканта. В итоге его освободили досрочно.

Когда «заговорили» архивы
Подробности этого драматичного эпизода стали известны историкам только в начале 1990-х, когда Ростроповича посмертно реабилитировали. Согласно материалам допросов, в октябре 1919-го Леопольда Витольдовича вызвали в штаб белых и приказали заняться организацией оркестра и концертов. После этого к нему домой пришел офицер и, угрожая, заставил написать объявление в газету. Самого выступления, по словам музыканта, не было – он симулировал болезнь руки. До создания оркестра тоже не дошло, «хотя желающие находились». Поясняя причины ухода из Воронежа с белыми, Ростропович говорил, что те забрали его с собой как «принадлежащего призывному возрасту». Однако в Белгороде музыкант подхватил тиф. К тому моменту, как в город вошли красные, Ростропович был в больнице. После выздоровления он организовал музыкальную школу, давал концерты в пользу раненых. Позже ему предложили заняться системой музыкального образования в Воронеже. Что было дальше, известно. Конечно, возможно, Леопольд Витольдович где-то слукавил, но ярым приверженцем белых он точно не был. Он занимался музыкой, а не политикой. Но тогда всюду мерещились классовые враги…
После лагеря Ростропович вернулся к своей деятельности, но теперь путь на музыкальный олимп был ему заказан. 10 лет он выступал и преподавал вдали от столицы. Затем все-таки переехал в Москву. Там он работал в детских музыкальных школах. В столичной консерватории для бывшего политзаключенного места не нашлось.
Умер музыкант в 50 лет. У него всегда было слабое сердце. В 1942-м оно перестало биться. Однако музыкальная история Ростроповичей на этом не закончилась. Любовь к виолончели унаследовал сын Леопольда Витольдовича Мстислав. Ему аплодировал уже весь мир.
История инструментов завораживает так же, как судьба музыкантов, которым они когда-то принадлежали. Известно, что самый знаменитый представитель династии Ростроповичей Мстислав играл на антикварной виолончели, получившей имя «Страдивари Дюпора». Гениальный мастер Антонио Страдивари трудился над ней три года – по заказу врача, желавшего заполучить лучшую виолончель в мире. Потом она попала в руки музыканта Дюпора. А однажды на ней захотел сыграть …Наполеон. После этой попытки на корпусе инструмента осталась царапина от императорской шпоры.
Из воспоминаний Мстислава Ростроповича о Леопольде Витольдовиче: «Отец мой обладал гигантским талантом. Он написал четыре виолончельных концерта, фортепианный концерт, массу пьес. Он играл на рояле всего Шопена, наизусть, а затем брал в руки виолончель и играл так, что я до сих пор не могу достичь его уровня! Не могу и никогда достигну!» В то время, когда были сказаны эти слова, Мстислав Леопольдович был уже музыкантом с мировым именем.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели