Ушел и не вернулся
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Ушел и не вернулся

12 апреля 2018 / просмотров – 218
Семейное право и наследство

Этот день она будет помнить всегда. Во всех подробностях, до самой маленькой детали. Не только потому, что ей многократно приходилось рассказывать сотрудникам полиции обо всем, что произошло в ту злосчастную пятницу. А потому, что ей самой до сих пор кажется, что упущено нечто очень важное, что поможет понять, куда мог так надолго уйти ее сын. А это значит, что она найдет его живого и здорового. Пусть даже не здорового, только бы он был рядом. Ведь есть же случаи, когда люди теряли память или их забирали в рабство, но родственники их все равно находили, и все заканчивалось хорошо…

Если бы мы могли предугадать
Тогда, в марте 2003 года Игорь пришел с работы рано. Ужина дожидаться не стал, чмокнул хлопотавшую у плиты Татьяну Сергеевну* и пошел переодеваться в свою комнату. Чуть позже Татьяна Воробьева услышала: «Мама, меня не жди, буду поздно», а потом захлопнулась дверь. Если бы она только могла в тот момент знать, что его слова «меня не жди» станут фатальными, сделала бы все возможное и невозможное, чтобы не отпустить сына.
На следующее утро, увидев, что Игорь не ночевал дома, она начала обзванивать его друзей. Сын, конечно, взрослый человек, но в их семье существовало непреложное правило: делай, что хочешь, только предупреди маму, чтобы она не волновалась. И он всегда берег ее нервы. А тут уже полдень, а его все нет. Выяснилось, что вчера он с друзьями должен был встретиться в Кольцовском сквере, а затем компания собиралась пойти в кафе. Но в назначенное время Игорь на встречу не пришел, и друзья веселились без него. Где он может быть, никто из знакомых не знал, а разнообразные предположения не подтверждались. Татьяна Сергеевна не находила себе места от беспокойства, а к вечеру не выдержала и пошла в полицию.
Это только в плохих фильмах полицейские начинают поиски пропавших без вести не ранее, чем через три дня. На самом деле такой нормы нет в нашем законодательстве. Напротив, полиция принимает заявления (как письменные, так и по телефону – первичные) в первую же секунду после того, как потерявшийся не вышел на связь в заранее оговоренное время или не вернулся домой при странных обстоятельствах. В общем, когда есть веские основания полагать, что человек действительно попал в беду.
Полицией были допрошены друзья, коллеги и знакомые Игоря, проверены медицинские учреждения Воронежа и области, изучены телефонограммы, пришедшие из больниц и моргов. Данные пропавшего были сверены со сведениями обо всех задержанных и находящихся в вытрезвителях. Его искали в изоляторе временного содержания и следственном изоляторе – что делать, в жизни всякое бывает. Не было о нем сведений и в Бюро регистрации несчастных случаев и базе данных правоохранительных органов ИБД «Регион».
Со временем поиски расширились, Игорь Воробьев был объявлен в федеральный розыск. Оперативники отслеживали его в социальных сетях, контролировали его банковские счета, проверяли данные о том, не стал ли Воробьев абонентом какой-либо телефонной компании.
Одновременно с этим Татьяна Сергеевна при поддержке друзей Игоря ездила по области к его знакомым и их общим родственникам, проверяла всевозможные слухи и самые невероятные предположения. Но все усилия были тщетными. Ее сын исчез бесследно.
Случилось непоправимое
В полиции ей объяснили, что, как правило, большинство пропавших находят в течение первых суток, максимум – 10 дней. Если за это время найти человека не удалось, есть основания полагать, что разыскиваемый стал жертвой преступления. Существует ряд признаков, помогающих установить данный факт. Например, если пропавший не предполагал надолго уезжать из дома, и у него не было никаких причин скрывать от близких причины отъезда. Если у него нет заболевания, которое может стать причиной скоропостижной смерти, потери памяти, ориентирования во времени и пространстве. А также если документы, деньги, личные вещи, без которых человек не может обойтись в случае длительного отсутствия, остались дома.
В семье не было никаких конфликтов, а сам Игорь никогда никаких криминальных связей не имел. В результате постановлением заместителя руководителя следственного отдела по Ленинскому району Воронежа СУ СК России по Воронежской области Татьяна Воробьева была признана потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 Уголовного кодекса РФ «Убийство» по факту безвестного исчезновения сына. Но и следственные действия ни к чему не привели. До настоящего времени неизвестно, что случилось с Игорем Воробьевым.
Квартирный вопрос
Шли годы. Что говорить, Татьяна Сергеевна не молодела. Пришлось уйти на пенсию. Был бы рядом сын, ей не пришлось бы считать каждую копейку, но его нет уже 15 лет. Пришедшая в гости подруга случайно увидела квитанции на оплату коммунальных услуг и очень удивилась, когда узнала, что Татьяна до сих пор платит за двоих жильцов, поскольку пропавший без вести сын по-прежнему прописан в квартире, являющейся их совместной собственностью.
Как быть в такой ситуации, знакомая не знала, но посоветовала Воробьевой обратиться в общественную приемную «Единой России» к депутату Государственной думы от Воронежской области Сергею Чижову. Там юристы всем помогают, причем бесплатно, и наверняка ей дадут хороший совет.
Осиротевшая мать долго думала прежде, чем пойти в приемную депутата. Все эти годы ей казалось, что сын вернется, что, раз нет вестей о его смерти, значит, он жив и еще есть надежда. А тут она сама делает последний шаг к признанию, что Игоря больше нет на этом свете.
В приемной юристы объяснили, что в таком случае ей необходимо вступить в наследство после сына (Игорю Воробьеву принадлежит ½ доля в праве собственности на квартиру), а его, соответственно, необходимо в судебном порядке признать умершим.
В соответствии со статьей 45 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин может быть объявлен судом умершим, если нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, – в течение шести месяцев. Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.
В общественной приемной было подготовлено соответствующее заявление в Ленинский районный суд Воронежа о признании Воробьева И.А. умершим, к которому приложены документы из полиции и следственного комитета. Кроме того, были привлечены свидетели из числа близких знакомых, которые подтвердили, что Игорь действительно отсутствует по неизвестным причинам в течение долгого времени.
В результате судом было вынесено положительное решение. Когда суд примет решение о том, что человека можно официально считать умершим, его имущество наследуется так же, как это было бы в случае реальной кончины. Браки прекращают свое действие, личные обязательства перестают действовать, наследство разделяется согласно закону. Поскольку других наследников у Игоря нет, квартира полностью переходит в собственность его матери.
А в приемной Татьяне Воробьевой объяснили, что это вовсе не значит, что она лишилась последней надежды, поскольку суд может аннулировать свое решение, если человек найдется или станут известны данные о месте его пребывания. Просто сейчас, если не в моральном, то в бытовом смысле ей станет жить немного легче.

*Имена героев по их просьбе изменены

Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели